"Вилы"

Когда современные историки берутся за материал, которые еще пару десятилетий назад был заидеологизирован до состояния сферического коня — это уже хорошо. В этом смысле хронология восстания, с яркими образами, судьбами персонажей (до и после), историей народов (до и после) — весьма интересная штука, и части подробностей я до прочтения книги совершенно не знал. Да, это публицистика, а не фундаментальная монография томика на три-четыре, потому вопросы все равно остаются, и в количестве.
Но!
Автор показал процесс в динамике, за что ему и спасибо.
Отличным образом стало сравнение потенциальной державы Пугачёва с "улусом Джучи" — подобного сравнения, с неким архаичным образцом (о котором Пугачёв и не знал, но делал то, что получалось) сильно недоставало "Спартаку" Валентинова. Сравнение отлично укладывается в образы относительно победивших восстаний (например, суданских махдистов в 19-м веке) и очень многое объясняет в ходе боевых действий.
Территория большой степи, где казаки составят основу воинского сословия — вот конечный образ той кочевой лавины, которую вел Пугачёв.
Хорошо получилось сравнение потенциально орды и возникающей нации.
Полиэтническая империя со множеством локальных "территорий-идентичностей" и дворянской аристократией, которая казалась сравнительно чуждой многим народам, но без которой мгновенно наступала кровавое месиво — вот чем была Россия того времени. Самый цепкий и страшный противник Пугачёва, который шел за ним, как охотничья собака — масон Михельсон. В этом смысле попытки уже эпохи "развитого модерна" просто найти иной народ (немцев, русских, евреев, казахов), который виноват во всех проблемах, равно как и найти организацию, виновную в том же (масоны, коминтерн) — смотрятся еще более карикатурно.
Восстание было пожаром — пока имелся горючий материал, пока можно было прийти на новую территорию, крикнуть "с нами царь!", пообещать волю — все катилось и катилось. Не думаю даже, что смерть самого Пугачева что-то изменила бы в самый разгар событий. Но кто именно был горючим материалом? Очень хорошо показано, что люди шли на бунт не только из-за притеснений — материальных или этнических — но из-за отсутствия локальной аристократии, которая бы имела представительство в империи. Как еще в восстании Болотникова участвовали провинциальные дворяне. В этом смысле попав в центральные области России Пугачев получил поддержку крестьян, которые не хотели идти дальше своего уезда — и всё.
Окончательное погашение бунта (проливка перекрытий после пожара) — это казни нескольких сотен человек (на виселицах и плахах после официальных судов — погибло меньше людей, чем было убито собственно дворян), это дарование статуса местным аристократиям (тут лучший пример — донские казаки, которые за лояльность получили выход в дворянство, а уже при Павле решили вопрос с башкирами), это максимальное снижение самоидентичности бунтовавших субэтносов. Автор замечает, что поскольку с местными элитами в итоге пришлось делиться — потом Россия не распалась на тюркскую и славянскую половины.
Собственно инкорпорирование местных аристократий — и было способом расширения империи. Издержки гасились за счет постоянно увеличивающихся полей: Россия несла великой степи пахоту. За счет новых торговых путей. За счет новых технологий. Ну, и за счет крестьян, которым на шею садились все сильнее. Которые составили очень большой процент бунтовщиков, но выдвинуть из своих рядов готовую военную прослойку — не смогли. Они смогут уже в Ипериалистическую и Гражданскую, когда их массово мобилизуют, обучат, дадут оружие.
Потому такой консерватизм и был в первой половине 19-го века: зачем что-то менять, если всё шикарно работает, а технологическое отставание (казалось) можно побороть очередным уральским проектом?
Но когда дело касается старой-доброй экономики — тут автор предпочитает говорить больше о заводах, а не о стране вообще. Та сумма административных изменений и экономических реформ, которая прошла после восстания — остается в тени. Поминается полусловом.
Описание отдельных боев, осад и столкновений. Действие артиллерии не на Сенатской площади, а среди изб, со стен монастырей, прямо с колоколен. Описание хитростей, встречных обманов, рискованных маневров, глупостей и удач. Военный пласт восстания.
Тут очень хорошо видно, какой однообразной оказалась пугачевщина. "Капитанская дочка" — это именно типизация. Очередное ветхое укрепление, в котором слишком мало людей готовы взяться за оружие. Там, где пропорция становилась не такой впечатляющей — либо тупая осада, либо поражение. Да, менялись декорации, менялся состав участников. Исключения есть, но их мало.
Чтобы появилось разнообразие — восставшим требовалась армия, а не орда. Для "полковников" нужны были полки, а больше того — сержанты. Пугачёву требовались не советники и "царицки", но штаб.
И, да, этим боям нужна экранизация. Только не хотелось бы увидеть фильм-попил "Михельсон против Пугачёва"...
Судьбы людей.
Есть лоялисты. Есть бунтовщики. Но самое интересное — люди посередине. Таких автор описывает довольно много. Как просто сумасшедших, вроде солдата-маразматика, так и весьма хитроумных. Как малодушных, так и хладнокровных до состояния ящерицы. Как суетливых — вроде нескольких офицеров, которые слишком рано решили "перевернуться" второй раз, так и совершенно инертных — Шванвича. Есть удачники (а более всех них — удачница-"царицка"), и совершенные лопухи.
Итого. Для специалистов, имхо, в книге не будет ничего особенного. По сравнению с описанием "горно-заводской цивилизации" — довольно много общих мест и повторов. Если хорошо побегать по страницам википедии — узнать можно и побольше.
Но как историческая публицистика — как вторая книга о пугачёвщине (после "Капитанской дочки", для тех, кто начинает собственно интересоваться историей) — отлично.
Рекомендую.
Экое у автора удивительное представление (в Вашем пересказе) об Улусе Джучи (без кавычек).
А прямо-таки напрашивающихся аналогий с "победившим Пугачевым" - Хмельницким - в книге не наблюдается?
По этой линии - вообще пустота :)
Словом "Хмельницкий" упоминается 0 раз.
Эволюция Донского казачьего войска - упоминается, но невнятно и т.п.

Это - вторая книга, а не третья :))) После "Капитанской дочки"

Автор довольно долго пересказывает историю башкир. Рассуждает о калмыках. Пытается показать, что Пугачев тяготился властью казацкой старшины и лишь после первого серьезного поражения попытался что-то поменять.
Но идея о том, что казачество может само эволюционировать в организационном смысле, в итоге с претензией на государственность - нет.
Для него куда важнее противоречие между первым собственно организованным казачьим войском (Оренбургским) и Яицким...




Edited at 2017-01-07 10:16 am (UTC)
Конечно, получается, "я Пастернака не читал...", но, если есть претензия на некое обобщение (а из Вашего комментария можно понять, что есть), то рассматривая весь фронтир: от Днестра до Яика (кто о чем, а вшивый - о бане) - можно сделать более обобщенные обобщения.
Просто натягивание улуса Джучи на 18-й век - даёт некоторые искажения :)

Автора интересует преимущественно географический ареал восстания. Он хорошо показывает (не в первой своей книге), что рабочие горных заводов далеко не всегда поддерживали Пугачева - и отбивались, и саботировали, и дезертировали, причем весьма массово. В сумме заводам наступал каюк и даже в случае победы восстания - просвелений для производства не предвиделось. В этом смысле калмыки, казаки, башкиры - могли не менять своего образа жизни, а для Урала и центральной России - победа восстания привела бы черти к чему.
От этого, имхо, он и пляшет: некая утопия, которая воплощалась руками довольно темных людей, и оттого быстро превращалась в беспросветную квашню. Воплощена такая утопия могла быть только в архаике "улуса Джучи".
Гм. Представлять Улус Джучи в виде "беспросветной квашни" - это что-то.
Хотя, вполне естественно для отечественного интеллигентского сознания.
Вот если бы слова "улус Джучи" (в кавычках) заменить неким "казачьими чаяниями", то можно было бы и согласиться. Тем более, что рассыпание реального Улуса Джучи и привело к воплощению этого самого "казацкого идеала" (почему я и твержу постоянно, что главным мемом, порожденным геополитической катастрофой XV века, было слово "казак").
Вот, унасекомливание вольности казацкой государством и породило на западном фланге фронтира мятеж Хмельницкого (закончившийся удачей и поэтому его теперь зовут иначе), а на восточном - восстание Пугачева.
Это, конечно, если глядеть шизым орлом из под облакы. Спустившись пониже, можно заметить принципиальную разницу между флангами, но это уже частности.
"От этого, имхо, он и пляшет: некая утопия, которая воплощалась руками довольно темных людей, и оттого быстро превращалась в беспросветную квашню. Воплощена такая утопия могла быть только в архаике "улуса Джучи".

"Представлять Улус Джучи в виде "беспросветной квашни" - это что-то.
Хотя, вполне естественно для отечественного интеллигентского сознания."

Передергивать - куда привычнее для сознания отечественного интеллигента ;)
Потому как пугачевщина в реальности и обернулась кровавой квашнёй. Которая двигала ситуацию к архаике, конечным итогом которой (если бы остальная Россия испарилась) была бы какая-то архаичная модель. Но сам, исторический Улус Джучи такой кровавой квашней не был, а был довольно стабильным образованием. Смешав исторический образец и движение к подобию исторического образца - отечественный интеллигент передергивает ;) Зато. возможно, ощущает себя умнее ;)

И тут я бы напомнил про Джунгарское ханство - которое отчасти, могло быть примером для подражания, и погибло меньше чем за 20 лет до описываемых событий.




Ну, вот, сразу думаете о плохом - "передёргивает".
ух ты, у Иванова новая книга вышла.
Пугача он пару раз мимоходом зацепил в Золоте бунта, и то зашло. Я эпоху знаю только по советской биографической книжке про Салавата Юлаева, кстати в памяти отложилось про неутомимо рыщущего Михельсона.
А для меня первой книгой о Пугачёве стал "Емельян Пугачёв" Шишкова (тот, который "Угрюм-река").