«Левый» проект когнитивной фазы

...если ситуацию конкурентной борьбы между основными государствами, группами влияния и т.п. – не удасться взять под контророль. Как чисто административный, так и прогностический (через достоверное просчитывание будущих кризисов). Создание если не мирового государства, то достаточно больших и целостных управляющих структур, которые не дают собственным внутренним противоречиям решаться за счёт населения.
ХХ-й век показал, среди прочих, большое преимущество «левого» проекта развития экономики: сильно снижаются транзакционные издержки. Противоречия в процессе развития перестают решать через рыночную конкурентную борьбу – развитие экономических субъектов «отделено от рынка», а накопление личных средств перестает быть мотивацией. Нельзя создать свою торговую империю и в рамках роста продаж, обанкротить конкурента – да и зачем так стараться? Противоречия решаются либо в рамках аппаратной борьбы, либо в рассуждениях, либо в конкуренции технических школ (борьба между конструкторскими бюро Миля и Камова).
Когда у социалистических государств ХХ-го века были актуальные проекты развития – в своём росте они опережали рыночную экономику. Но вопросы возникали, когда требовалось создать собственный, «из будущего» проект – со своим набором противоречий. Эту новую структуру общества очень тяжело было вырастить, не имея за спиной борьбы противоположностей предыдущего этапа. Не от чего было оттолкнуться, не на чем построить модель. Причем, если теоретики и могли создать убедительную для себя конструкцию – то доказать её перспективность и необходимость внедрения политикам оказалось чрезвычайно сложно. Дело было не только в абстрактном доказательстве, но в необходимости переломить тенденции саморазвития техноструктур, замыкания бюрократии на себя.
Но если конкурентная борьба, связанная с разработкой новаций, с конструированием новых социальных структур, постепенно уходит в виртуальность, хоть и не сможет уйти туда полностью – то открывается окно возможностей по созданию социально справедливого общества.  Эксплуатировать человека по сути незачем, но если ограбить всё общество – то некому станет создавать и внедрять новации.
Если «управленческая революция» произойдёт, то человечество может получить несколько десятилетий достаточно спокойного, размеренного и обеспеченного существования. Централизованные проекты могут решить проблему дефицита энергии, скажем, путём создания земкнутого ядерного цикла. Производительность техники будет достаточной для стабильного уровня потребления – снижение отдачи от человека компенсируется дополнительными возможностями роботов. Почти замкнутые техноценозы городов, в итоге, это лучший вариант социального обеспечения. А самореализация получит выход в научной и организационной деятельности. Или в чисто виртуальных действиях, имеющих влияние только на зрителей/участников.
Разумеется, эти «дома престарелых» и «аквариумы» для общества – не будут единственной моделью существования. Наукограды никуда не денутся. Но мотивы работы в городах-лабораториях будут отличаться от простого консерватизма «экологических жилмассивов».
Детализация очередной трансценденции – сопряжение её с набором уже осуществленных идей, с очередной парадигмой техники, с планами развития – требует усилия больших коллективов. Причем в них должен поддерживаться высокий уровень общения (понимания информации), должно присутствовать единство целей. Иначе создание целостного образа  научно-технической революции просто не состоится. Из этого коллективизма и может возникнуть новый виток социалистических структур.
При нынешней глобализации и остроконкурентном рынке солидарность «ученых-программистов-дизайнеров» может показаться утопией. Но последняя четверть века – это время расширяющегося виртуального взаимодействия, роста информационной связности, которая опережает рост социальных структур.  Это время можно сравнить с первыми десятилетиями промышленной революции, когда среди рабочих еще просто не сложились сколько-нибудь устойчивые структуры, и множество вчерашних крестьян ещё плохо понимало, зачем им вообще договариваться между собой. Современные базы данных позволят учесть каждого специалиста-когнитария.  И миллиарда таких ведь не наберется. Вести список его успешных и провальных проектов, как у юридических лиц, так и у каждого человека. Причём появятся эти базы не только у крупных работодателей, но даже у отдельных пользователей. Что будут предлагать работодатели – тоже, по большому счёту, станет ясно.  Трудовые протворечия кристаллизуются.
Что может считаться критерием обеспеченности в когнитивных обществах? Крестьянин в Российской империи начинал думать о достатке и просто сытой старости после получения своего земельного надела. Сейчас же для львиной доли населения огороды и собственные курятники совершенно не актуальны. О необходимости воспроизводства когнитариев – ниже. Но, возможно, некий общим для человечества критерием станет форма межпланетной экспансии.
Если человек проигрывает конкурентную борьбу машине – то незачем везти его в космос? И речь идёт не о роботах или космонавтах, не о попытках поймать гаечный ключ руками в перчатках скафандра. Вакуум и солнечные бури – не способствуют здоровью белковых организмов – и там роботы очень нужны.
Вопрос в характере преобразования других планет.
«Терраформирование» - подразумевает изменение планеты в сторону земной нормы. Температура среды, кислород для дыхания, вода для жизни.
Но если в принципе человек не должен появляться на другой планете, то возможно её «техноформирование». Температура среды должна подходить для работы электроники, причем пределы этой зоны температурного комфорта – постоянно расширяются. Кислород практически не нужен, только окисляет всё. Вода требуется как техническая жидкость. Не более. Если с Марса можно передавать поток данных, достаточный для управления техноценозами – в чём конкурентное преимущество людей на красной планете? Для нескольких сотен специалистов можно построить вместительные, просторные станции.
При ныне существующей экономической модели, если добавить к ней рост уровня автоматизации – постоянно будет уменьшаться количество противоречий цивилизации, актализированных через человека, черерз социумы.
Однако, если созидающий класс – когнитариат – ещё будет рассматриваться как растущая социальная группа, то постоянно будут расширять  территории, где возможно воспроизводство когнитариата. И тогда террафиормирование Марса ещё имеет смысл.

Но с каким бы уровнем эксплуатации не проходило развитие когнитивной фазы – острейшее конкуренция за образ будущего потребует «автоматизации трансцендентирования». Автоматизируя транцендентирование – конитарий закрывает едвали не последнюю область, в которой может существовать созидательный класс. Если машины будут управлять лучше людей – то вопрос о власти будет решаться не в пользу человека. Потому что управленческое трасцендентирование – вдохновение пророков, первых императоров, основателей бизнес-империй – будет так же автоматизировано.
В милой советской системе, перед началом величайшей войны, конструкторские бюро так и решали все аппаратной борьбой. Неудачники уезжали в лагеря, а армия осталась без нормальных салолетов и вооружения для них.
Экономно, черт побери!
"перед началом величайшей войны, конструкторские бюро так и решали все аппаратной борьбой"

Блин, а где тогда НЕ решали???

Война в итоге определила - что лучше. Но сказочные ляпы были у всех.

>>собственные курятники совершенно не актуальны

Ещё как актуальны. В моём курятнике уже 3 сотни курочек.