Коридор отражений

Исходный пункт: доклад Миллера и Лукьянова "Сдержанность вместо напористости: Россия и новая мировая эпоха"
http://svop.ru/wp-content/uploads/2017/07/report_miller_lukyanov_rus_2.pdf

Комментарий на него дал jim_garrison http://jim-garrison.livejournal.com/994689.html

Суть обсуждения: степень устойчивости, бескомпромиссности нового конфликта Россия-Запад.
Миллер и Луькянов исходят из того, что конфликт очень надолго, надо просто привыкать так жить.
jim-garrison указывает на пример "постмюнхенской Европы", когда общее согласие антикоммунистических европейских держав, разделивших единственного условного союзника СССР - не продлилось и года.
И вообще - стратегию современной России описывает как необходимость пройти между примирением с Западом (которое достижимо лишь ценой сдачи всего и вся по горбаческому сценарию) и конфликтом (на который нет сил). Задача - достигать такой конфигурации, чтобы РФ оппонировали просто слабые или слабо мотивированные государства.

Попробовал и я свои пять копеек туда вставить:
Аналогия в предвоенной Европой это понятно, но там был Гитлер - не просто человек, который заведомо шел на конфликт, но выстраивал государственную систему, которая не могла не конфликтовать.
И создал такие проблемы, что господа в итоге решили, что лучше с товарищами против него воевать, чем с ним против товарищей.
Есть ли такие "гитлеры" сейчас?
Персонально - такая личность еще не объявилась. Да, есть долговременные противоречия - как геополитические, так и экономические. Но "сейчас экономический кризис лишь частично актуализирован в политических/идеологических противостояниях реальных западных группировок. Чисто виртуальное противостояние с Россией позволяет замедлить эту актуализацию. /аналогия: Мы - Цезарь, Помпей и Красс - все против парфян. Но Красс к парфянам не едет, а читает в сенате филиппики против Парфии/
Следовательно, чтобы ежедневное "обличение" России перестало приносить политические дивиденды, требуется вскрытие конфликта, чтобы человек, обвиняющий Россию, казался не просто идиотом, но болтуном, отвлекающим от более насущных дел (битья трамповских приспешников, ареста Клинтон и т.п.)."

На что jim-garrison сформлировал критерий подобия двух кризисов: "Фундаментальным является принцип наличия противоречий в противостоящей общности, которые вынуждают раскалывать единый фронт.
Есть такие противоречия - работает аналогия. Нет - нет. Будет под давлением американцев ЕС консолидироваться и выходить на политическую субъектность или уничтожит мешающие американцам институты и встроится в новый вариант империи на других основаниях - вот главный вопрос.
Это, если брать аналогию Мюнхена.
Если брать свечинскую, то там сам по себе незначительный масштаб выгод от коалиционной войны/конфликта с СССР/Россией столь незначителен, что длительное объединение под эту цель большого количества разнородных игроков с разными интересами невозможно. Поэтому издержки коалиции нужно повышать, показывать, что цели недостижимы - рано или поздно коалиция развалится."

Тут, имхо, надо провести разграничение:
а) сотрудничество имеет множество ступеней. Одно дело - продать посредникам турбины для Севастопольской ТЭС, другое - смена идеологии развития, чтобы можно было перейти от совершения разовых сделок к серийной равноценной реализации качественно новых проектов (не один термоядерный реактор строить, а множество подобных проектов, с выходом на окупаемость).
Если первое возможно почти всегда (в крайнем случае через пятые-десятые руки), то второе ставит вопрос о центре концентрации капитала (в смысле валлерстайновской мир-системы). Обеспечение своего статуса, как одного из центров такой концентрации, для Европы жизненно важно, европейские политики это прекрасно понимают (см. уничтожение ливийского проекта - а там только намек был на проблемы для системы неоколониальной эксплуатации западной Африки).
Вербальное не-давление на Россию возможно либо когда европейцам совсем плохо, край, и внутренние проблемы побуждают искать хоть каких-то союзников, либо когда это давление не требуется - неравновесные, неравноправные сделки и так заключаются. В остальных случаях работает аргумент "почему нет?" Есть традиция, машина воспроизводства русофобских кадров, причем евроцентризм русской культуры, интеллигенции, политикума и т.п. - позволяет европейцам (отдельным институтам) получать какую-то выгоду от этого давления, почти независимо от обстоятельств. То есть возникает бонус к сохранению концентрации капитала в Европе;
б) одно дело, когда в Европе есть просто ограничитель по сотрудничеству, а другое - когда есть антироссийский фронт. От консенсуса и ограничения идет переход к активным действиям.
Собственно, недопущение этого перехода и осмысляет jim_garrison. Образно говоря, любви всё равно не будет, но хорошо бы и войны не было. Отсюда и его восприятие потенциального объединения Европы: новый политический субъект может оказаться настолько силен, что все выгоды от его договороспособности (можно будет договариваться хоть с кем-то) окажутся перекрыты его давлением.
в) Если не сводить все к паре "Россия-Европа", а посмотреть на мировую политику, то мы "проваливаемся в XIX-й век" со всеми его прелестями. Реальная связность мира выросла на два порядка, при том, что наднациональные механизмы управления, процедуры и форматы принятия решений и т.п. - буквально парализуются и разрушаются внутренними противоречиями. Если война с очерердным противником обойдется слишком дорого, то можно "тупо развести вассалов на бабки", подогреть конфликты среди своих союзников, чтобы они больше платили метрополии за покровительство. И это вместо того, чтобы реализовать какие-то прорывные проекты, которые позволят в технологическом смысле оторваться от конкурентов (если поляки будут закупать американский сланцевый газ по ценам куда выше российского - то это станет примером техничного паразитизма на своих сателлитах). Поэтому сотрудничество с большим количеством субъектов будет носить ситуативный характер, и его уровень будет сильно колебаться от взаимодействия с третьими силами.