"На мохнатой спине"

Везет мне последние полгода на романы с политическим содержанием. Здесь скорее повесть, но политики хоть отбавляй.

Нужна преамбула.
Существуют тексты если не провокационные, то наверняка созданные с целью вызвать дискуссию. Предельно острую. Они могут быть патетическими, юмористическими, обличающими и психопатическими. Историческими, детективными, фантастическими, любовными...
Какими угодно.
Важнейшим показателем их качества есть даже не конкретная позиция автора, а некий уровень честности в работе с персонажами и в конструировании ситуаций.
Автор всесилен - он может макнуть героя лицом в уличную грязь, потом дойти до навозной ямы, и со всех сторон показывать, что персонаж-то этого заслуживает. Презирайте его, читатели. В нём нет ничего доброго, умного или хотя бы решительного. Тьфу на мерзавца. И все они (кто надо) такие.
Но если персонаж не маниакальный дундук, то он пытается выглядеть лучше, планировать как-то будущее, развиваться, в нём должна идти какая-то борьба, пусть даже плохого и отвратительного. Люди редко походят на карикатуры.
Равно как и стопроцентные герои, рыцари на белом коне - относительно редкое явление.

Что сделал Рыбаков?
Взял ситуацию 38-39 годов, когда решалось, кто с кем и как будет воевать в Европе - но точно воевать будет. И попытался показать её глазами вполне искреннего партийца, из высшего эшелона. Работника МИДа.
Когда вопрос "Что делать?" - обрел максимальную конкретность. Так - хуже, так - гаже, так - опаснее, так - кровопролитнее, так... А выбрать надо, потому как проиграть можно всё. И не только себя, свою жизнь, но и страну, и людей. Буквально за год в Европе смыло все следы версальских договоренностей. Уже предали Чехословакию, но её мало. Кто следующий?
На этом фоне у главного героя несколько личных трагедий и типичных для эпохи "инцидентов".
Автор, не особо выдумывая, пересмотрел "Утомленные солнцем", Солженицина полистал, "Шпионский роман" Акунина вспомнил. Перебрал основные штампы о тех годах.
И попытался показать их с другой стороны.
Вот ученый - новый родственник героя - пустоцвет, балаболка от науки, необходимый в коллективе "для дрожжей". Ещё и доносы пишет.
Вот арестованный публицист, за которого просит первая любовь героя. Да, он помогает, приговор смягчают. Но публицист на поселении уже обзавелся пассией, потому когда "жена декабриста" приезжает туда, её не пускают на порог.
Вот среди ночи приезжают за сыном - вполне себе летчиком, он только с Ханхин-Гола вернулся - потому что взорвался один из ангаров со стратосферным аппаратом. Отпускают через несколько часов, но сын в ужасе: поручился ведь за человека, а в его смену всё и взорвалось...
Наконец, его жена очень любит Польшу. Как государство.
Дилемма ответственности и желания - вот основная проблема повести, её нерв.
И автор показывает, что хотелки людей, взятые в чистом виде - это просто эгоизм, который готов оправдать себя любыми словами и обстоятельствами. Главным оправданием станет преступность режима, разумеется (хотя госаппарат тут выведен вполне зубастым, и записка с просьбой позволить расстрелять ещё тысячу троцкистов - фигурирует).
Советский же проект сталкивается с проблемой: за что должны работать люди? При капитализме - понятно. А при социализме?
Отсутствие такого крючка, как деньги, оказывается уязвимостью. Справедливость, здравый смысл, мир - если они абстрактны и не имеют предельно ясного выражения, то в умах и сердцах людей проигрывают темным страстям, запитанным на эгоизм. Пусть этот эгоизм стал чем-то иррациональным, пусть он отрицает даже жизнь своего носителя, но он - есть.
Потому семейная и коллективная драма героя - это распад межвоенных идеалов Союза в умах старшего поколения. Младшее - со своим сложностями, на фоне грядущей войны, но сумеет приспособиться, обретёт точку опоры (пусть многие сделают это в 41-42, или уже не успеют сделать). А старшее - надломилось. Они отступили от военного коммунизма, потом смогли отодвинуть НЭП, потом много чего было. Но после подписания договора с Риббентропом надо выпить. Всем. Потому что ответственность требует делать страшные вещи. А другие выбирают свои хотелки, и тоже творят ужасы.
Эта драма удалась на 146%.
Но отдельные типажи и страдальцы второго плана - не так хороши. Они слишком копируют (в зеркальном отражении) антисоветские образы. Получается риторический эпатаж и слезосушилка. Не над тем скорбишь читатель, были люди посветлей. Как борьба с традицией, идущей как бы не от князя Курбского - ах мы бедные интеллектуальные страдальцы, как нас притесняют! - такой приём понятен и оправдан. "На мохнатой спине" работает антитезой прозе Быкова. Проблема в том, что от этого несколько проигрывает текст.
Есть и чисто литературная причина такой карикатурности "сюжетных пешек" - чтобы детально показать их внутренний мир, требуется превратить большую повесть в роман-эпопею.
В остальном - это сильная вещь, которая должна была появиться, и появилась.

Итого: историческая зарисовка с мощными аналогиями в современности. Драма, в которой минимальная доза фантастики лишь добавляет актуальности.

Полностью согласен.

Впрочем, мое мнение вы читали:)

Edited at 2017-08-03 04:16 pm (UTC)