Изменение в экранизации антиутопий...

Чем хорош роман "Этот идеальный день" А. Левина? Герой проходит все стадии развития, преодолевает все искушения.

Рисуется муравьиный социализм - все люди почти одинаковые, все получают дозы лекарства, кругом 100% плановая экономика, почитание Отцов-Основателей и царствует над этим некий суперкомпьютер УНИ. Все умирают в 60 лет - так лучше, хотя ТВ рассказывает, что идет рост продолжительности жизни на неделю в год...
Герой - обычный мальчик. Потом молодой человек. Сталкивается с группой подпольщиков, которая раскачивает его в эмоциональном плане. Тут и секс, и старые карты (часть островов в мире живет вполне старой жизнью). Группа в итоге рассыпается, кого-то ловят и "вылечивают", в т.ч. и героя.
Потом - новое, медленное обретение эмоций, побег на остров. Там все довольно непрезентабельно, в чем-то архаично. Ресурсов на островах явно мало. Герой находит вменяемых людей - они понимают, что это тупик, что надо взрывать УНИ.
Организуется "просачивание", начинается поездка в центр цивилизации (Женева). Значительная часть группы утрачивается в пути - кого ловят, кто сам себя взрывает. Но в самый критический момент, рядом с мега-компом, их встречают, и сообщают, что они - избранные. Земля нуждается в осознанном, самокритичном управлении, и один из отцов-основателей до сих пор живет в группе элитариев. Эта группа пополняется такими вот сверхудачливыми бунтарями. Дергаться не надо, надо понемногу врастать в окружение...
Проходит какое-то время, и вот герой вроде как смирился, поправил себе здоровье, начал сибаритствовать и помаленьку участвовать в "политике". Но превозмог и это искушение - когда пришла очередная группа бунтовщиков, смог их бомбами взорвать компьютер, убить самого авторитетного старца.
Финал - летит на остров, к семье.

Когда "стандартность мышления" виделась авторам самым страшным злом - то борьба с этой стандартностью окупала все. Потому в 1984-м - есть лишь сапог, топчущий лицо.
И с тех пор "подняться над системой", выковырять у себя из головы кнопку - о, это стандарт.
Вот свежий фильм "Равные".


Дорогие актеры, попытка вложиться в декорации. И?
- жил был парень в механоидном обществе;
- его встретила и раскачала группа эмоциональных. Любовь к девушке;
- но и с группой было плохо, в итоге всех взяли. Девушка вроде как пыталась убежать в дикарям, но нет, вернулась с полдороги. Парень думал самоубиться, но сдался.
- финал, они оба вылеченные, с промытыми мозгами, едут на работу.
Всё...
Цензурных слов у меня почти нет. Это какой-то попил бабла, а не фильм. Это современная съемка эпопеи о перевыполнении плана в соцсоревновании - при том, что все зрители знают о крахе Союза (и причинах этого краха), а режиссер тупо копирует приемы кино 1970-х...

Но постепенно отказ от элитарности начал становиться широко используемым приёмом.
Промежуточная стадия - "Эквилибриум", где прямо рассказывалось, что высшая группа управленцев в "замороженном" обществе вполне переживает и чувствует, однако там герой практически лишен мотива преодоления соблазна элитарности. Ему просто надо выжить, зачистив лишних людей.
В экранизации "Бойцовского клуба" Чата Поланика - герой находит в себе силы задавить внутреннего сверхчеловека. Но там - психиатрическая борьба с альтернативной личностью, лишь на втором плане которой борьба идей.
Полноценным отказом от элитарности выглядят действия в фильме "Сквозь снег" - герой, прорубившись через весь поезд, /тот мчится по кругу в замерзшей Европы/ от самых последних вагонов, к пульту машиниста, узнает, что его изначально направляли и готовили для роли преемника. Отказывается.
И, разумеется, "Голодные игры" - где Сойка-пересмешница не пользуется шансом войти в новую элиту, а убивает новую "президентшу" и отправляется в ссылку.
/в скобках замечу - Максим Каммерер тоже преодолел соблазн войти в элиту - но на фоне Земли элита Саракша заведомо смотрелась "третьим сортом"/

Итого: прием борьбы со (стандартностью/элитарностью), как преодоления дистопического тупика вполне осознается режиссерами, используется. Однобокость в подаче борьбы - резко ухудшает материал...
Какой хороший анализ антиутопического движения. :) Спасибо! "Этот идеальный день" был моим первым прочитанным антиутопическим романом, с него и началась, наверное, любовь к этому жанру.
Для Каммерера, мне кажется, вопрос вхождения/невхождения не стоял, был вопрос стратегии -- оставить все как есть или взорвать к чертям. Вхождение вторично, потому что позиция в социуме это инструмент. Мог бы вполне войти, если бы проникся идеями воспитателей или чуть раньше вернулся бы Странник.
Странник - он ведь "входил в элиту" условно, под маской, живя Землей. Как часть некоей бОльшей системы.

Максиму в одиночку надо было решать - что делать.
Ну, Каммерер, субъективно, в той же ситуации, что и Странник, но без опции "звонок другу" (и без кучи связывающих руки директив заодно). Кстати, конспирологический фанфик: Странник намеренно задержался, потому что решение "взорвать все к едрени фени" напрашивалось давно, но земное начальство было против. Т.е. для Максима первично моральное решение, он, во-первых, не испытывает "соблазнов" от собственно перспектив повышения статуса (т.е. ему безразличны богатство, власть етц), во-вторых, практически не имеет технических препятствий к реализации задуманного, причем чего угодно задуманного. Стругацкие слишком много дали землянам в ОО по сравнению с аборигенами, они как-то чересчур сверхлюди получились.