Проблема равенства людей перед законом в условиях современной НТР

Существующее равенство людей перед законом – пусть даже формальное – есть следствие Модерна, когда производительные силы индивидуума стало возможно достаточно быстро поднять на некий средний уровень благодаря механизации и технологиям обучения.
Ян Амос Коменский и полковник Кольт вместе делали людей равными. Не надо было учиться по десять лет, чтобы просто читать латинские тексты или держать лук. Техногенная цивилизация вырабатывала общий стандарт человека – как единого по стартовым возможностям работника – и стандартные люди постепенно обретали равные права.
Но на фоне облегчения работы с человеком – шел рост необходимых вложений в человека и удлинялся общий цикл его становления. Инженера и рабочего – надо учить с первого класса школы. Работник должен обеспечивать себя и семью – если вы желаете, чтобы инженеры у вас были и через тридцать лет. /ребенка тоже не следует заставлять работать в шахте, пусть ему и можно платить меньше, потому как это значит, что вы не получите дееспособного взрослого, а очередного инвалида/
До начала компьютерной НТР вектор развития общества был относительно понятен: государства, занимающие выгодные позиции в мир-системе, могли постепенно увеличить глубину разделения труда, оплачивая воспроизводство все более экзотических (но необходимых для прогресса) профессионалов. Идеалом было занятие представителями одной нации всего спектра профессий – как разработка учеными этой же нации всего спектра научных проблем.
/Реальность всегда отличалась, потому на тяжелые и грязные работы норовили взять людей, не совсем полноправных. А когда очередной этнос вливался в буржуазную нацию, и его представители получали нормальные зарплаты, требовались новые золотари/

Сейчас картина поменялась:
- роботизация физического труда. Пока она кластерная, и не опережающая по времени: сначала проектируют изделие, в малой серии его собирают рабочие, потом делаются конвейеры (если есть спрос), а рабочие собирают уже что-то другое. Но в тот момент, когда производство нового серийного изделия заведомо будет автоматизировано (эту возможность открывают 3D-принтеры), прослойка квалифицированных рабочих получит страшный удар;
- роботизация стандартного умственного труда. Профессии, попадающие под парадокс Моравека: если труд алгоритмизирован и упорядочен, то автоматизировать его проще, чем обыденное восприятие реальности. Функции банковского служащего проще доверить компьютеру, чем задачи дворника.
То есть стандарт человека «отсекается» снизу – всё больше областей деятельности, которые в принципе могут занимать люди, теперь занимают машины. Всё больше игр, в которых люди уступают машинам.
С другой стороны – открываются возможности по росту верхней границы «стандарта». И это не создание сверхлюдей:
- биотехнологии не могут сделать из человека экскаватор или компьютер, но могут резко продлить его жизнь. Это дает преимущество в накоплении индивидуальных навыков и связей /представьте, что у вас инженер не уходит на пенсию в 65 лет, при чем до того уже лет пять мало что делая, а вполне себе переучивается и обладая всем предыдущим опытом, может воспринять новую технологическую революцию/;
- возможности экзокортекса – возникновение человеко-машинных «когнитивных кентавров». /Уже сейчас горожанин невозможен без мобильника. Инженер без компьютера. Очевидно, прорыв в экзокортексе потребует нескольких технологий: тут и соединение "нерв-провод" (считывание информации с нерва и передача её на нерв), и возможность подстраивать программное обеспечение под индивидуальные особенности человеческой психики, и высокие требования безопасности/
Но, главное – идёт увеличение темпов становления структур, которые обеспечивают развитие каждого конкретного индивида. Это и объясняет парадокс перехода от традиции к модерну, когда человеку все равно приходиться учиться с детства.

Пятьсот лет назад в выведение лучших пород людей могли верить как в выведение новых пород собак. И род воспринимался если не как механизм такого выведения, то как неотъемлемое условие воспроизводства толковых работников-воинов-правителей. Характерное время становления рода – три-пять поколений. /Время становления соответствующей социальной страты - аналогичное. Сколько лет требовалось для возникновения дворянства? Или рыцарства?/
Модерн поставил под вопрос род, как основной инструмент накопления данных и воспитания индивида. Стало возможно данного конкретного человека образовать, физически развить и т.п. – с минимальным участием семьи. Если же ребенок не получал доступа к книгам, витаминам, прививкам, двум десяткам преподавателей – преимущества его родословной сводились на нет. Семья сохранила за собой первичную социализацию и накопление ресурсов, которые позволяли получить доступ к дополнительным знаниям. Время развертывания структур модерна «с нуля» - три-пять десятилетий /Япония XIX-го века как пример. Аналогичные примеры дают этапы модернизации РИ-СССР/.
Если при феодализме человек равен другому – когда по происхождению получает доступ к навыкам (рыцаря тренируют с детства и могут тренировать лишь в «отцовском замке», а больше рыцарских добродетелей ему узнать негде). В модерне – человек равен другому, когда входит в нацию, как бы не трактовали это понятие [1]: не только имеет возможность голосовать, но получает сопоставимое образование в школе, прививки в больнице, работу на бирже труда или стандартную защиту своего бизнеса. Не требуется знатного рода или большой семьи с длинной историей.

/Тогда социалистические концепции можно трактовать как очередной этап общего вектора модерна - равенство индивидов, которые отделены от владения средствами производства, в том числе через невозможность накопления их поколениями в семье. Семейный капитал ликвидируется вслед за майоратом. Реальность Союза - показала своеобразное "колебание весов" - структуры образования модерна и чисто семейные элементы образования как бы оспаривали друг у друга эффективность. Крестьянский сын, поступивший в техникум - это бешеный прорыв в производительности труда, но родиться в семье первого секретаря обкома - это не меньший прорыв в возможности влияния на других людей, как чисто бюрократическими методами, так и через навыки манипуляции, пропаганды, обмана. Показательно, что демонтаж социализма провели "внуки комиссаров"./

Сейчас характерное время установки компьютерных программ – минуты и часы. Появилась возможность править генетический код живых существ без разрушения организма [2]. Следовательно, в нынешней НТР – человек сохранит равенство, если будет включен в новые механизмы воспроизводства разумных субъектов. Состоять в клиентеле, которая обновляет его защиту от вирусов (биологических), он может получить доступ к новым коммуникативным системам (кто вы сегодня без социальных сетей?). А включение возможно лишь через прямое или косвенное участие в трудовой деятельности. Доступ, управление и сама возможность взаимодействия с новыми рабочими инструментами (в ближайшее время это слабые ИИ). Принадлежность к семье, которая воспроизводит работников.

При этом фиксируется противоречие. При распаде феодализма род, который должен был сочетать в себе финансовые и биологические проекты, становился слишком затратным и неповоротливым инструментом. Наличие такого инструмента хорошо, но поддержание его как единого стандарта для всего общества, или хотя бы для активной его части, для "творческого меньшинства" – слишком дорого. Род недостаточно гибкий инструмент.
Если у живого существа можно поменять генетический код, а компьютер сообщает детям всю информацию быстрее родителей, то ставится под вопрос семья, как основная биологическая ячейка в техногенной цивилизации модерна. Семью иметь хорошо, и она даёт навыки, которым не обучат в школе, она дает возможность получить наследство - но дорого.

Последствия:
а) демонтаж части национальных социальных стандартов (кризис «государства всеобщего благополучия»);
б) демонтаж части социальных стандартов семьи (как через легализацию перверсий, так и через удорожание до невозможности обычного воспитания ребенка);
в) становление клиентелы техно-биологического воспроизводства человека. Потом обеспечение этих клиентел механизмами ускоренного развития/воспроизводства личности (аналог соцобеспечения эпохи модерна).
Если такие клиентелы станут более широким понятием, чем нации – мы получим всеобщее достижение прав человека. На планете Земля.
Если же человек будет вытеснен из трудовых процессов, то такие клиентелы окажутся уже, чем нации. И это приведет к печальным последствиям «многоэтажного» общества.
/ С точки зрения развития цивилизации - жизненно необходимо, чтобы в ней участвовало как можно больше разумных субъектов. Тогда выполняется закон достаточного разнообразия, и есть возможность совершения качественных скачков. В этом смысле гуманизм, как требования блага для человека и концепции равенства людей - смысла не теряют и должны воплощаться на новых витках развития/.

Список использованных источников:
1. Миллер А.И. Нация, или Могущество мифа. – СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2016. – 146 с.
2. In vivo genome editing via CRISPR/Cas9 mediated homology-independent targeted integration. Nature 540, 144–149 p. (01 December 2016)
В рассуждениях о распаде старых социальных институтов и возникновении новых, не учитывается фактор токсичности с точки зрения психики личности так и выживаемости социума. И как следствие исчезновение и социума и самих экспериментаторов. Как пример можно взять эксперимент столетней давности. И посмотреть, что случилось с экспериментаторами как группой, так и с точки зрения продолжения их рода.
-/такие клиентелы окажутся уже, чем нации. И это приведет к печальным последствиям «многоэтажного» общества.

пановские анклавы as is
Труд, образование? Ха-ха! https://www.kommersant.ru/doc/3455179?from=spec_odin
Интересно...
Мне кажется, что при высоком НТР вряд ли решится проблема равенства людей перед законом.
Эту проблему никак не могут решить ни капиталисты, ни коммунисты, ни националисты, ни религия, ни этика.
В любом обществе (даже в высоко-технологическом) - сформируется малочисленная элита и простое многочисленное большинство. Элита всегда будет иметь доступ и контроль над ресурсами, а низшие классы - обречены обслуживать элиту.
При НТР - элитой будут те, кто будут обладать информационными ресурсами и будут контролировать доступ к научно-техническим достижениям.
Вряд ли те, кто обладают властью, позволять технологиям так легко эту власть отобрать.
Эту проблему наглядно описал Александр Бард в книге "Нетократия".
Нетокра́тия (англ. netocracy) — предполагаемая форма управления обществом, в рамках которой основной ценностью являются не материальные предметы (деньги, недвижимость и так далее), а информация. Полноценный доступ к достоверной информации и манипуляции с ней обеспечивает власть над остальными участниками того или иного социума (общества, страны, государства).