Еще один прогноз на 2018

Совсем не мой - но интересный, пусть тут полежит

"Минувший год 2017 прошел под знаком несбывшихся катастроф. Начиная от предсказаний юбилейного повторения революции. Хотя именно активное обсуждение хода исторических событий, как минимум, выпустило пар, а то и предостерегло власть имущих.

Далее по списку вполне серьезных страшилок:
Год начался с траура по Ансамблю Александрова и повторной операции по освобождению знаковой Пальмиры. Так что уже выигранная по факту война в Сирии (Алеппо – наш!) на миг истории показалась дурной бесконечностью. Надеюсь, пиарщики МО РФ и АП навсегда усвоили этот тяжелый урок – не создавать уязвимых «выступов» не только на ТВД, но и на главном глобальном театре информационной войны. Тем не менее, история творится реальными действиями, а не пиарными интерпретациями, и к концу года война в Сирии против ИГИЛ* (то есть сборной спецназа западных и многих южных держав) выиграна полностью и бесповоротно.

Не менее тяжкие раздумья в начале года вызывало будущее Российского Космоса – в связи с выявленным бардаком на производстве Протонов и неясным будущим нового космодрома. Несмотря на серию из успешных запусков, включая Протон, драматическая интрига держалась до последней декады декабря. Два последних запуска выглядели как финальная катастрофа. Однако ангольский спутник все же вышел на связь, несмотря на типичные французские болезни несовместимости стандартов. Притом что космодром Восточный отработал штатно, и даже неудача разгонного блока стала испытательным моментом для математических и управленческих моделей. Опять же на космическом фронте не помешает выработанный иммунитет к поспешным рапортам и закидыванию шапками и без того проблемных конкурентов.

Обсуждать сугубо рабочие проблемы у других российских госкорпораций можно, но большого смысла нет. Для Росатома год стал вообще прорывом на новые восточные рынки на фоне огромных проблем у конкурентов, не считая выхода на серийное «плато» пусков реакторов поколение III+. Русгидро преодолела вековые завалы дальневосточной энергетики и вышла на оперативный рыночный простор. Газпром в минувшем году успешно выдержал психические и юридические атаки на всех направлениях будущих экспортных поток. Роснефть усиленно маскировала неоднозначными, но успешными судебными процессами наступление на рынки Китая, Индии, Ирака, Венесуэлы. Я уже не говорю про годовой рост цены нефти и финальный аккорд российской энергетики в лице «Ямал СПГ» и первого газовоза ледового класса, успевшего спасти от новогодних холодов Британские острова. Боря Джонсон даже пошутил на этот счет, что доверил русским свое пальто, то есть защиту от холода.

Погодные аномалии весь год били рекорды, так что в середине июля казалось, что еще чуть-чуть, еще неделька холодных дождей – и накроется медным тазом вместо медных труб все контрсанкционное импортозамещение вместе с урожаем. Однако, возгнав общую тревожность на максимально возможный уровень, родная природа снизошла до милости очередных сельхозрекордов. И вместо резкого подорожания проблемой стали слишком низкие закупочные цены. Немаловажным следствием стали к концу года рекордно низкий рост инфляции и, соответственно, уверенное продолжение снижения базовой ставки ЦБ.

С погодными аномалиями смогли успешно соперничать только психические аномалии американской политики и ведущей арьергардные бои с администрацией Трампа олигополии глобальных СМИ. Весь семнадцатый год национальная революция в США и ее лидер Трамп боролись за выживание, заодно шантажируя остальной мир угрозой обрушения остатков стабильности. Впрочем, вашингтонский антикризисный управляющий успел за год таким шантажом набрать оружейных и не только контрактов на сотни миллиардов долларов, вызвав еще большую ревность истеблишмента. Заодно своими жесткими методами заставил даже союзников, как саудиты, искать защиты и предалагть контракты Кремлю. В целом слабо закамуфлированный тандем Путина и Трампа, доброго и злого «следователей» в отношении остального мира – завершил год с политической прибылью за счет всех остальных игроков.

Ситуация вокруг Б/У весь год служила столь же надежным рычагом давления на Старую Европу, как и ситуация вокруг Ирака – на ближневосточные державы, или вокруг КНДР – на дальневосточных игроков. Весь год прошел в ожидании полного обрушения режима Порошенко – неважно, из-за очередного майдана, военной авантюры на Донбассе или просто из-за краха экономики, обрушения гривны. Возникни на месте остатков власти «черная дыра» новой Руины с враждующими бандитскими анклавами на границах ЕС – и политический центр Европы переместился бы от оси Берлин-Париж к оси Варшава-Вена. Он и так в этом направлении медленно ползет по мере деградации власти в Киеве. Тем не менее, все прогнозы локального постукраинского апокалипсиса в минувшем году не сбылись, и переходят в новый год. Между тем обмен пленными под занавес года и ряд иных признаков намекают на приближение локальной разрядки. Что соответствует нашему уже давнему прогнозу из эссе «О культурных революциях».

В наступившем 2018 году глобальная политическая неопределенность в целом сохранится, но самые большие страхи и соответствующие прогнозы потеряют вес и влияние на аудиторию. Позитивных тенденций слегка прибавится, и в целом амплитуда колебаний политического класса и СМИ уменьшится немного, но заметно. В российской политике вместе с Новым годом начался новый политический цикл, поскольку итоги мартовских выборов и так всем понятны. В начале этого в целом конструктивного периода будет достаточно активная борьба за места в новой конфигурации власти. Тот, кто успеет застолбить позиции ближе к Кремлю, получит фору в дальнейшей внутривидовой борьбе, которая будет вестись в отдельных политико-экономических нишах – торгово-банковской, энергетике, ВПК, АПК и так далее.

На глобальном уровне ситуация будет примерно такая же – борьба за долю доходов внутри глобальных регионов и политэкономических ниш, хотя начальная активная борьба за места ближе к Кремлю будет масштабнее и дольше - не год-другой, а 10-15 лет. Хотя ставки в этой борьбе высоки, но определенные правила и ограничения были установлены Россией за последние три активных года. Попытки контратаковать, принизить новую роль России как гаранта в немногих оставшихся под контролем глобальных ястребов сферах (ВАДА, что там еще? Визы в США? Евровидение?) – свидетельствуют, скорее, об отсутствии реальных рычагов.

Главным же содержанием 2018 года – и в России, и в мире – будет введение в действие национальных и международных систем финансового контроля под общим девизом «цифровизации экономики». Насущная экзистенциальная проблема всей мировой элиты, включая российскую, - это предотвращение краха мировой финансовой пирамиды, управляемый спуск всех долларовых и производных финансовых пузырей. Даже такая, на первый взгляд, традиционная для республиканцев мера, как снижение налогов, сегодня имеет несколько иной смысл – создание не только и не столько стимулов для возврата капиталов и рабочих мест в США, но в больше мере – создание внешнего оправдания для закулисного жесткого давления и контроля над поведением корпораций. Под сохраняемой декорацией «рыночной мировой экономики» возникает Межгосплан. Камуфляж в виде рыночных форм внешних капитальных транзакций нужен не только для сохранения политической стабильности и плавной эволюции социальной структуры, но чтобы не обрушить еще работающие или даже новые рыночные сектора внутри создаваемых «валютных зон» глобальных регионов.

Информационное давление большинства игроков на возможных нарушителей этой глобальной «сухаревской конвенции», а также для профилактики нарушений, останется самым востребованным инструментом. Локальные войны и интервенции возможны, но вряд ли потребуются при закулисной координации информационных атак. Поэтому вряд ли усиление национального контроля над потоками информации и криптовалют дойдет до степени автаркии отдельных стран. Скорее, наоборот, все крупные игроки будут искать способы поддерживать информационную связность мира и свое общее влияние. Но при этом информационная борьба за интерпретации фактов и трендов будет по Оруэллу, хотя наиболее эффективным оружием будет при этом чистая правда.

Развитие информационных технологий: «цифровой экономики», интеллектуальных систем распознавания лиц и ситуаций, телекоммуникационного и радиоэлектронного контроля и борьбы с неподконтрольными дронами и автомашинами – главный тренд не только нового года, но всего политического цикла. Необходимая вычислительная мощность для этих задач подразумевает наличие развитой энергетики, имеющей потенциал значительного роста. Вот только «властелином мира» стране-лидеру в этих технологиях становится не следует, а только технологическим спонсором, модератором, гарантом для крупных держав, контролирующих свои глобальные регионы.

Пожалуй, это самое главное, что нужно сказать в кратком новогоднем прогнозе. Остальные детали можно прояснить и позже, в рабочие дни. А пока повторю здесь свой новогодний тост:

Пусть в новом году всем будет страшно как интересно, а не наоборот. Всем друзьям будет тепло и уютно, а недругам – сатирически непотребно. Душевное здоровье и спокойное терпение – самое необходимое пожелание для 2018 года." https://oohoo.livejournal.com/220319.html

Наиболее интересно утверждение об управляемом международном сдувании финансовых пузырей + отказ от автаркии.
Как это по нашему, жидко обосравшись, не забыть сказать что Маск мошенник.
Всего-то 18 успешных запусков, с успешными возвращениями ступеней, которые уже перестали считать.
Меня больше интересует вопрос: за какой именно проект посадят Маска; где он больше всего начудил? ;-)
Если через него сливают часть ракетных технологий - то человек это проверенный и крыша серьезная.

Так что, подозреваю, автомобильчики ему простят. А вот ракетная программа - дело святое.
Вообще-то пора уже сдувать. Десять лет плато кондратьевского кризиса без сброса псевдоактивов -- это как-то уже совсем аномально выглядит. Но снимаю шляпу, конечно, перед мировой "закулисой": там мягко кондратьевский кризис мир еще не проходил.
Рекомендую статью В. Стуса "Почему нового технологического уклада не будет даже через 30 лет"
Читал. Тут проблема в том, что мы из предыдущего уклада не можем адекватно представить следующий, поэтому такого рода футурология начинает пробуксовывать на первой странице.