Усадьбы в новых социальных структурах

Замок, равно как и его дефортифицированная ;) разновидность - усадьба - в своем собственном качестве существовал и развивался как оболочка своего микросоциума.
То есть требовался род хозяев, на которых замыкалась силовая и юридическая система - эти люди могли удерживать настолько большие объемы власти и собственности, что вокруг них формировались свои общности. Естественно, через них шли денежные потоки.
Потом был круг людей, которые юридически к семье не принадлежали, но рассматривались хозяевами в виде её младших членов.
Тут и Захар Трофимович, который Обломову самый близкий человек, и старик Фирс, забыв которого, Раневские отказались от малой родины, и масса прочих персонажей второго плана - это только в русской классике. Но эти люди, радикально привязанные к хозяева и к месту работы - буквально там и жили. Их трудочасы, их подозрительность и рвение, очень во многом, обеспечивали существование тех диковинных коллекций-музеев-золотых клеток, в которые превращались усадьбы.
Следующий круг - люди, экономические привязанные к усадьбе/замку. Они могут быть даже кровными родственниками, никак однако не включенными в общение с хозяевами (троекуровские бастарды). Но большая часть - это просто люди, которые что-то время от времени чинят, привозят, рассказывают. Поменять одного на другого - легче лёгкого.
Архитектура русской усадьбы родилась из образа жизни таких вот "больших семей". Подобное было и в Древнем Риме, и в западной Европе, с её системой замков...
Если не брать заграничных случаев "медленного и аккуратного" распада социальной структуры, которую показали в "Аббатстве Даунтон", или государственно-принудительной консервации замков (Франция, покупка замка не позволяет менять внутреннюю планировку и т.п.) - что мы получили после 1917-го?
- концентрация власти/ресурсов стала радикально иной. Уж точно не родовой. Равно как сменились её задачи;
- исчез полностью, как исчезают с уходом человека декоративные птицы, круг "младших членов семьи";
- если усадьбы не растаскивались, а культурно превращались в пансионаты, конторы, детдома, то "концентрация внимания" падала, а людской поток становился куда как больше. В таких условиях ни о какой тонкой росписи потолка, ни о сохранении наборного паркета из дюжины сортов древесины - речь не шла.
Тут хорошо играет образ "Республики ШКИД" или "судачков а-ля натюреаль" на коммунальной квартире, или описаний коммуналок из "Двенадцати стульев". Детдомовец или служащий в лучшем случае сможет содержать территорию в чистоте, а когда потребуется ремонт - спокойно покрасить потолок белой краской. В Инженерном замке какое-то время размещался проектный институт. Здание уцелело, но интерьер поменялся радикально. Пожалуй, только Макаренко мог бы восстанавливать все изыски дворянской обстановки - у него под рукой была концентрация трудовых ресурсов, которую можно было направить на "совершенствование быта". Но ему-то это было зачем? Да и быстро бы прекратились такие художества.

Какое-то время социальной структурой, которая воспроизводила усадьбу, оставался только музей. Мертвую оболочку содержали ради красоты и воспоминаний. Именно этой красоте, и каким-то своим представлениям о прошлом - начали стали истово служить музейные работники.
Естественно, музеями стали далеко не все усадьбы и даже дворцы.
Равно как регулярно проваливались попытки "сделать что-то похожее, но без лакеев". Монументальную красоту, роскошные станции метро, мозаики на входе в университеты - пожалуйста. Потому что один раз делают художники. Чистый подъезд обычного дома, без швейцара или вахтера? Уже сложнее.
Если так можно выразиться, "недвижимая красота" - получалась отлично. А уследить и ухаживать за движимой - недоставало глаз и рук...

Поэтому восстановление какие-то усадеб случалось, когда в данной местности находили служители красоты и памяти.
Вот типичнейшая история с Богородицким дворцом: после войны руины, потом нашелся энтузиаст, газетные статьи, работы начались в конце в 60-х, стихийная реставрация, а с начала 80-х и научные работники нашлись https://deadokey.livejournal.com/470376.html
В тех же 80-х, когда идеологические рамки начали расширяться, а деньги общественники еще могли получить, просто вынеся мозг второму секретарю обкома, начали восстанавливать и церкви - но именно по "усадебным" канонам, то есть в виде "дворца кульутры".
Так в Днепропетровске отреставрировали Брянскую церковь, рядом с Петровкой. Не для служб, это ведь были 80-е, а для "Дома органной и камерной музыки". Росписи внутри - эклектика из трудовых, научных и фольклорных мотивов.

Потом пришел 1991-й.
И после него без трех лет уже тридцать годков минуло.
Что имеем?
Да, в обществе возникли сверхконцентрации личных капиталов/власти. Под них очень быстро создаются некие архитектурные оболочки, но явно недостаёт как политической устойчивости (Янукович-Межигорье-бегство), так и географической привязки для социальных структур их хозяев (вот Абрамович - дворец купить не проблема, но в Лондоне или в Москве (последний вроде как в Лондоне купил), строить себе губернаторскую резиденцию на Чукотке или нет? Или в Израиле???).
В результате эти оболочки по большей части лишены оригинальности и не могут выработать свой собственный архитектурный стиль. Некогда. Владельцам проще купить "строение, которое считают приличным в данной местности". Одно из немногих исключений по оригинальности - заказанный В. Дорониным проект дома в виде рубки звездолета. Но, опять-таки, все предельно космополитично: архитектор, дизайн, основная потребительница этой причуды :)
"Этажом ниже", среди владельцев крупных состояний, которые, однако, не так легко перемещаются по глобусу, идёт выстраивание своих микросоциумов. Я помню интервью некоей женщины, которую семья бизнесменов наняла поначалу суррогатной матерью, а потом и нянечкой для их ребенка. "Младший член семьи", без вариантов. Подбор в чем-то похожей прислуги, которая лично обязана хозяину - задача многих лет. Фактически на поколение. Такая прислуга обеспечит внимание и уход за роскошью;
Но как эти микросоциумы обрастут своей кирпично-бетонной оболочкой?

В первую голову люди должны осознать, что размер дома привязан к величине их "ближнего круга". Миллиардер, который живет в здании площадью 50 тыс. квадратов, и который не наладил структуру "внутризамкового стукачества" - окажется подавленным одиночкой среди толпы слуг. Главный не он, а тот начальник охраны, или даже шеф-повар, который долговременно контролирует подбор кадров. Понимают это не все. Потому как в начале 90-х окрестности мегаполисов украшали многочисленные недострои (заказчик не знал, что стоимость коммуникаций удвоит стоимость жилья, бросал все, заказчика убивали, заказчик понимал, что у него нет времени жить "на даче" и т.п.), так и сейчас среди богатых "усадеб" есть значимое количество пустых скорлупок. Спросят у хозяина дома, когда тот был на четвертом этаже, и получается год прошел с последнего визита на четвертый этаж, там ему ничего не надо. А еще чердак имеется...
Потому, чтобы понять, где сейчас построена настоящая новая усадьба, требуется исследование. Социально-архитектурное. В строении живет относительно централизованный коллектив, с ядром-семьей, а само строение спроектировано и функционирует для обеспечения потребностей этого коллектива. Стремление к демонстрации статуса перед людьми своего круга, в итоге толкает на поиск оригинальных эстетических решений. Рождается ли сейчас в архитектурных проектах особая стилистика таких усадеб? Сможет ли нынешняя элита пост-советского пространства оставить потомкам оригинальный стиль??? Почитал бы такое исследование... Потому как больше читаю фоторепортажей в стиле "та жить нельзя": кича хватает, как впрочем, хватало его в любую эпоху.
Да, есть еще фактор роботизации. Роботы-пылесосы, камеры наблюдения, слабые ИИ в системе охраны. Всё так. Но тогда требуется контролировать программистов или хотя бы админов. Здесь открывается новое поле исследований, и по нему можно написать вполне философские тезисы :)

Наконец, мы возвращаемся к заголовку :) Что со старыми усадьбами?
Открылась ниша сравнительно дорого потребления - когда усадьба становится престижной гостиницей. "Свадебный туризм", как вариант, "событийный туризм". Порой нет индивидуального собственника, но есть коллективный, для которого статусное потребление тоже много значит.
Для старой ракушки находится новый моллюск.
Появляются средства, чтобы оплатить достаточно внимательного работника, и появляются требования соблюдать "движимую красоту" столового серебра и настенных гобеленов. Потому как обшарпанные стулья для взыскательного клиента - не вариант. Внешне подобные усадьбы максимально приблизятся к оригиналу - и там, где не будет доставать усердия работников, поможет всё та же техника.
Хотя, конечно, требование историчности не будет абсолютизировано - как в отношении французских замков или настоящих музеев.
очень интересный, необычный взгляд
Но такие метаморфозы бывают - голова кругом:

"Открытие музея, который планировалось организовать в Горках сразу после смерти вождя, пришлось отложить на четверть века из-за того, что
« в Горках укрепился младший брат Ильича Дмитрий Ульянов вместе с семьей. Выдворить его оказалось решительно невозможно: упрямый Дмитрий не хотел покидать Горки, хотя имел прекрасную квартиру в Москве. Он только пил красное вино и катался по парку на автоматической инвалидной коляске, которую купил в Англии для Ленина нарком внешней торговли СССР Красин."

Насчет инвалидной коляски - не знаю, но судя по тому, что И. Ульянов умер именно в Горках, причем в 43-м году - окопался он там серьезно.
Вы забываете, что сейчас большая часть усадеб концентриуется на ограниченных площадях-это своего рода "большие посады", "новые города"-где под защитой ВОХР их жители могут чувствовать своё преимущество "над простыми смердами".
Если вы имеете в виду охраняемые коттеджные посёлки, то далеко не все из них могут считаться усадьбами.
ха
теперь понятен главный выгодополучатель всей аферы
На самом деле интересный вопрос. Как сейчас живут семейные кланы? Я даже не про Ротшильдов и прочих Рокфеллеров, которые могут позволить себе все. А вот к примеру: многие слышали про недавнее исследование высших кругов Флоренции (фамилий), которые практически неизменно сохранились со времен Средневековья. Так вот, усадьба - это своего рода семейный символ (ранее форпост без кавычек), где проходят свадьбы, прощания с умершими и прочие важные семейные события. Но при этом этот вполне материальный объект имеет вполне конкретные координаты и самим своим существованием "привязывает" к себе членов семьи. Так вот. Каким образом современные кланы поддерживают свою идентичность? Учитывая, что мобильность в мре сильно возросла. Как распределяются роли и обязанности внутри большой клановой семьи? По уходу за домом, по затратам/доходам и пр. Отдельный вопрос по поводу динамики пула кланов - происходит ли сейчас ротация (вымирание старых и появление новых), или сыновья полковников никогда не станут генералами? Понятно, что вопрос очень сложный и имеет страновые отличия, но крайне интересный в понимании реального положения вещей.
》Чистый подъезд обычного дома, без швейцара или вахтера? Уже сложнее.

Угу. Главное не спрашивать как там в странах развитой демократии. С родовыми гнездами, подьездами в трущебах и усадьбами музеями. Им тоже все 17й подкосил? Ульянов лично под них бонбу закладывал?
А там точно так же.

И если в Неаполе крысы бегают по улицам - то Ульянов категорически не виноват.
ув. beskarss
с вами всё в порядке?
ваша крайняя запись оч.встревожила