beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

Какую бы хотелось прочитать-посмотреть альтернативку?

Когда читаешь описание боев лета-осени 41-го - между строк рисуется интересный феномен, который скорее всего был в реальности, но чтобы разобраться с вопросом, требуется хороший историк.

Я чисто условно назову его "городской патриотизм" - уже не первый раз.
И чтобы пояснить, надо зайти издалека.

Те месяцы - это буквально крах части идеологических установок, которые стали нормой в советской пропаганде и воспринимались значимой частью населения как чистая правда:
- то, что начали творить немецкие пролетарии - слабо совмещалось с классовой солидарностью;
- величина потерь и продвижение немцев - слабо совмещалось с рассуждениями о "ворошиловском залпе". Союз двадцать лет готовился к мировой войне, индустриализация впечатляла, а тут такое;
- поведение многих людей на советской стороне не укладывалось ни в какие рамки. Человек мог до того двадцать лет быть хорошим работников и не самым трусливым на вид бойцом, но тут вдруг бежал в тыл, как слепой. Или начинал вдохновенно разбивать головы соседским младенцам;
- война очень быстро стала тотальной, буквально на истребление, но доходило это до обывателей с большим опозданием. Люди упорно хотели представлять себе какую-то другую войну - причем не только в Союзе, но и во множестве других стран.
То есть в умах миллионов проходил кризис, по величине и трагичности мало уступающий иным окружениям.
Люди искали новые основания для восприятия мира. Надо было идти в бой - порой без надежды на жизнь и победы - а за что?
Одной из таких соломинок была любовь к родному городу. Многие не хотели идти драться "в поле", куда-то далеко, но вполне понимали оборону своего дома. Иногда - буквально своей хаты.
Сама по себе она не была определяющей. Лишь одним из условий, которое играло при наличии всех прочих.
Киев, Одесса, Ленинград, Севастополь, в итоге Москва - там было соединение войск и населения (ополчение, помощь, тотальная мобилизация промышленности). Десятки других городов оборонялись буквально пару дней, не успевали толком создать ополчение или все мобилизованные уходили в общий армейский механизм...
Итак - городской патриотизм даёт некое основание к действиям.
Вторая составляющая - те реальные возможности, которые может предоставить город для обороны. Какой-нибудь Путивль мог выставить хорошо если батальон ополчения, и куда значимее оказался председатель путивльского горисполкома. Ковпак его фамилия. Но и он ведь по лесам начинал, а не во встречном бою.
Третьей и четвертой составляющей выступает вменяемый лидер обороны и военное подразделение, которое может быть "пожарной командой" - Исаев хорошо описал эту модель примере немецких "фестунгов". А если читать про оборону Полтавы или Могилева - очень похожие схемы рисуются.

Теперь о том, то препятствует такой альтернативке.
Во-первых - идеологические штампы в головах замечательных кинотвАрцов. Тут цензурных слов очень мало, потому как первый порыв -снять разоблачительно ("Штрафбат"), но за государственные средства, и так чтобы фильм отбился уже на съемочной площадке... А поскольку государство иногда пытается делать вид, что отслеживает распределение средств - то появляются совершенно дикие кульбиты. Так тему обороны Твери уже частично попытались показать в "Прощаться не будем", и лучше бы они этого не делали. Получился какой-то самоубийственный флэшмоб. Обратный случай - это ура-попаданческие романы. Тоже всё печально. Если обходятся без попаданцев и пытаются все сделать правильно - косяки тоже имеются. "28 панфиловцев" - при том, что авторов очень хвалят за дотошность, а я военным историком считаться не могу, но и у меня вопрос: сколько раз читал в описаниях, что атакующая пехота, подходя на дистанцию гранатного броска, обязана была забрасывать окопы гранатами. В фильме этого не увидел.
Читал так же попытку показать мистическую составляющую в обороне города - но это уж точно не альтернативка;
Во-вторых - тема сама по себе сложна и начать нести околесину - очень легко. К примеру вопрос вооружения горожан. Громадное количество мирных жителей больших городов, даже взяв в руки михалковские черенки от лопат, и пойдя с ними в бой - имели больше шансов на выживание, чем в реальности, когда они сидели по домам и дождались, как за ними пришли айнзацкоманды, полицаи и всякая уголовная сволочь. Но есть устойчивый штамп "по одной винтовке на троих", сам по себе ложный (по отношению к реальному ополчению), и снять аккуратно не выходит - ударяются в крайности. Или фрейдистский черенок или 100500 пулеметов у доблестной Красной армии (как зеркальный вариант - "Тигры" в 41-м году). Добавляет проблем образ немецкого фольксштурма - где действительно была одна винтовка на троих;
В-третьих - архивная революция идёт только последние годы, а чтобы смоделировать альтернативку обороны условного областного центра - требуется возможно полный пакет документов с обоих сторон. Причем не только военных донесений, но и всех прочих.

Что получается?
Самый большой город Союза, который был взят немцами - Харьков. В 41-м людей там было много.
Его оборона велась из рук вон плохо - не было даже единого командования (статья в Вики).
То, что немцы дойдут до города и не будет избыточной группировки войск, чтобы защищать его - стало ясно в процессе киевской катастрофы.
То, что наступление немцев под Москвой потребует выдергивания резервов - стало ясно, как только начался "Тайфун". И, собственно, Харьков разменяли по модели "время в обмена на расстояние".
Взять резервы по традиционным схемам мобилизации было неоткуда.
Тут и возникает альтернативка.
Кто может в городе начать тот психологический сдвиг, который позволить "вытащить из кармана" несколько десятков тысяч вооруженных людей?
Возможно ли найти своего Шостаковича? Местного Левитана? Харьковскую Зою Космодемьянскую?
Что сказать им - и когда можно говорить?
Что изменится в городе, если он неделю просуществует в осаде?
Или - если он будет наполовину сдан, оставаясь звеном в линии фронта?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо хорошо знать историю Харькова, отлично разбираться в истории Великой Отечественной. И попытаться описать психологический сдвиг 41-го года. Причем с позиции современного знания, но не пропаганды.


Tags: Война, Кино, Литература, размышлизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments