beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

Прогноз на 2019 и проверка прогноза на 2018

2. Политика-война
48373094_10218141924605590_5976406009806061568_n
Политика мировая: просто список людей, которые в этом году полетели в другую страну, строго по делам, но были арестованы:
- Канада арестовала главного финансового директора китайской компании Huawei Technologies Мэн Ванчжоу, по запросу США;
- в Токио арестован самый яркий и выдающийся топ-менеджер современной мировой автоиндустрии — глава крупнейшего в мире автомобильного альянса Renault–Nissan–Mitsubishi Карлос Гон.
- Мэн Хунвэй (глава Интерпола) направился 29 сентября из Франции в Китай. Однако после его отъезда долгое время не было никаких данных относительно его местонахождения
В переводе на прямую речь — арест топ-менеджеров стал общей практикой.

2.а Халифат (радикальный ислам).
Как система, аккумулирующая пассионарность третьего мира — детандер на холостом ходу - вполне работает. Аккуратно возникают/тлеют полугосударственные образования, широкая подпольная сеть, очередные теракты и т.п. Весь вопрос — воплотится ли это в новом государстве? Пока Афганистан - первый кандидат (если будет вывод американских войск), Африка - второй. Но если еще 3-5 лет радикальный ислам не сможет себя продемонстрировать на уровне Халифата-2 - ему придется искать новые формы проявления

2.б Россия.
Армейская машина. Социальный аспект: Не увеличивается число официальных контрактников. ЧВК используются как первоочередной инструмент (ЦАР), явно с тенденцией к расширению, но сохраняется их неопределенный статус — и это законодательный провал года. При этом сдается жилье, готовятся кадры и т.п.
Оружейный аспект: Обнародовали часть данных по гиперзвуку (оправдался прогноз прошлого года).
В остальном — возникает двойственное ощущение,
- есть большие учения ("Восток" ), идёт модернизация. Или в этом году прошел, или пройдет в следующем скачок в беспилотниках: показали хищный беспилотник, который должен гоняться за малыми машинками. В дело массово пошли «ружья», которыми можно заглушить электронику беспилотника. Доделали «Орион» и пустят в серийное производство;
- с другой стороны «Альтаир» и «Охотник», более тяжелые беспилотники, пока не готовы. Денег все-таки недостаточно, трудовых ресурсов мало, роботизация на заводах не проведена. У «Альтаира» и «Охотника» иностранные двигатели. «Армата» все еще в малой серии и т.п. Есть разработки вроде «Деривации» - производство поштучно. Да, по результатам войны в Сирии танк сдвигается к образу самоходного орудия, вероятно, требуется активная броня, которую должны ставить массово на Т-90. Но о подобном не трубят. Утопленный судоремонтный док быстро заменить нечем, сдвинута программа модернизации крупных кораблей
Робототехника присутствует, её становится даже больше, но пока, даже с учетом поставленных на вооружение образцов, ощущение большого эксперимента.
Показательно тут состояние концерна Калашников — много чего выпустили на рынок, но ручное огнестрельное оружие в средней перспективе будет терять значение на поле боя. Концерн пытается нащупать более высокотехнологичный продукт, но такого же успеха как с автоматами/карабинами — пока нет.
Что видится со стороны — идут вложения в те направления, которые считают перспективными для будущей войны (вроде автоматизации управления боем). Но насколько оправдан выбор, насколько он продиктован наличием/отсутствием ресурсов — непонятно.

Внутренняя политика
Поворот этого года — политическая деятельность в стране настолько замкнулась вокруг фигуры президента, что позиционировать себя значимым политиком можно или в рамках админресурса, или в оппозиции (от ультрапатриотической, до либеральной).
Монополизация Путиными образа возможности — именно он принимает решения во всероссийском масштабе — при первом же непопулярном действии породила забавный эффект: чисто вербальные политики (Стариков) мгновенно встали к нему в оппозицию.
Попытки дисциплинирования чиновников в этом году случились, но сказать, что были централизованными и системными - сложно. Скорее это вынужденные реакции на
Конкретной идеологии все нет. Интересный анализ Миллера — «Революция и гражданская война в контексте политики памяти современной России» - памятники, при открытии которых Путин лично присутствовал в 17-м — это же были памятники монархические. На этом фоне — большая популярность левых идей (которую пытаются оседлать те же люди, что не так давно кричали о священном праве частной собственности).
Ясно, что если государство начнет озвучивать внятную идеологию (любую), то мгновенно получит хор неискренних подражателей, против грантоедского хора любителей «анти-». Чиновничество окажется в идеологической вилке, которую не сможет контролировать. Если же чиновничество пытается раскрутить некие идеологические штампы - они мгновенно уходят в плоскость идиотизма "аэропорт города-героя Мурманска имени Николая II".
Тогда зачем она нужна?
Идеология позволяет мобилизовать общество для каких-то конкретных действий, либо замедлить действия нежелательные. Но пока образ будущего не сформирован — неясно в какую сторону совершать «большой прыжок».
Потому упорное молчание и общие фразы.
Имхо, основной политический процесс, который пытается использовать государство — это даже не национализация элиты, но самоосознание её одиночества.
Национализация потребует поколения, которое выросло, зная, что «в Лондоне, Шанхае и т.п. для нас своих банков нет». И одновременно могла бы пользоваться, при возможности, иностранным кредитным плечом.
Сейчас же — это люди, которые хотели бы жить в Лондоне-Филадельфии-Ванкувере, и английский знают — но больше не могут. Государство пытается эти трансформации как-то отражать. И так получаются картинки, вроде Кириенко в почетном карауле у гроба Алексеевой, при том, что сам Кириенко много сделал для ядерной энергетики.

Внешняя политика:
Отношения с Западом будут ухудшаться. В США шизофреническая ситуация и невозможность для политика первого ранга хоть о чем-то договариваться с Россией. Истерия нарастает и даже потенциальная победа Трампа во внутренней борьбе — даст результаты позже 19-го года.
В Европе будет вопрос: захочет ли Германия использовать русофобскую истерию (начатую Британией с целью отвлечь ситуацию от Брексита) уже в своих целях — при экономическом сотрудничестве с РФ, обеспечить пугало для централизации ЕС? Если нет, то есть шанс на улучшение, но уже в 20-21 гг.
Отношения с Китаем — в 2019-м будут еще улучшаться. Возможно, случится первая совместная военная операция. Потенциально противоречия будут накапливаться, но сейчас их нивалирует общая угроза;
Война в Сирии - фактически выиграна. Уход США, означает раздел территории между Турцией и Дамаском (в Дамаске сильные позиции займут российские и иранские представители).
Отдельный вопрос - это утилитарность военных присутствий-акций. Сирия - это была еще одна доска для торговли со Штатами - и противник уходит. ЦАР - похоже на бизнес-проект и разведку на случай взаимодействия с Китаем.
В «ближнем зарубежье» все сложнее: если в мире очень много специфических ситуаций, где идеально может подойти набор российских инструментов влияния, возможны какие-то сделки, то в кокнретике отношений в неососедями - этот набор инструментов оказывается для достижения средств недостаточен или избыточен.
Провал с Арменией — тамошний майдан привел к власти политика, аналогичного Ющенко. Это потенциально дестабилизирует Карабах. Но зависимость Армении от РФ куда выше, чем Украины, потому «антирусификация» будет идти медленнее и это дает какие-то шансы.
Сложно с Белоруссией - при высоком уровне сотрудничества попытки призвать партнера к соблюдению дисциплины сталкиваются с едва ли не тупиком на переговорах.
Грузия остается с жестко заподноориентированной элитой. Интересна ситуация с Азербайджаном, .
В Средней Азии с Узбекистаном отношения улучшились. Казахстан продолжает медленные программы по обособлению от РФ, вырос поток русских переселенцев оттуда, хотя рамка отношений удерживается и полностью отсутствует истерия. В Таджикистане удалось частичто запустить важнейшую плотину, структрировать влияние.

Прогноз на 2019-й:
А) эволюционный путь выбран не в прошлом году, не в позапрошлом, и сворачивать с него не собираются. Потому новую идеологию не объявят, но она продолжит кристаллизоваться в технократическом духе. Рискованным предположением будет некий образ подражания конфуцианской системе экзаменов, который в россии окончательно слепят через 5-7 лет. Флёр антикоммунизма из претензий на идеологию не уйдёт, равно как не уйдёт и сумма левых настроений в низах общества;
Собирание земель так же не заявлено, и без одновременного кризиса в США и  критического распада ЕС - заявлено не будет (очень много "утечек" что Белоруссию принуждают к слиянию. Посмотрим. Но даже если принуждают - делают это келейно);
Б) актуализация противостояния США-Китай выводит Россию из-под основного удара коллективного Запада - но не сразу. Государство останется любимым медийным "мальчиком для битья", а переход РФ на позиции 90-х все так же необходим Западу. Но следующая попытка использовать Россию в качестве объелиняющего пугала - будут очевидно менее адекватны именно на фоне противостояния с Китаем.

Джокеры:
+ политическое противостояние в европейском кризисе, которое превращает россию для части стран - в союзника или арбитра
- смерть Путина
- «идеальный шторм» с одновременными конфликтами в Ср. Азии, Закавказье, Украине,
- коллапс мировой экономики в самом тяжелом варианте – с падением торговли на 90% от пиковых значений, разрушении ЕС, тяжелейшем кризисом в Китае и т.п.


2.в США и Китай

Государства начали втягиваться в Холодную войну — с прицелом на длительное экономическое противостояние, локальные военные конфликты и т. п.
В этом году ситуация стала практически необратимой, если исключать капитуляцию одной из сторон.
У этого процесса есть два основных параметра:
- скорость ухудшения отношений. Конкретный градус не так важен если есть контроль ситуации. Вот если все идет в разнос и одна из сторон не может остановиться в подъеме ставок по внутренним соображениям (для консолидации элиты, к примеру), тут можно выйти на фактически прямое бодание;
- контроль большинства торговой систему/территории мира/населения. Этот показатель уже ближе к статике, так как для обеспечения своей пирамиды разделения труда и технологий — страна должна находиться в зоне влияния несколько лет. Пока конфликт США-Китай ещё позволяет странам «работать на два фронта», но уже не всем. Тут показательны исключения, которые США пришлось сделать из санкций против иранской нефти — таких исключений много, но для остальных-то государств исключений нет.
У каждой из сторон много приемов и линий поведения.

Основная проблема Китая — сравнительно слабый контроль за элитами стран-союзников. Проблема эта частично решена, что ощутила Индия на примере «мальдивской ловушки», когда государство на архипелаге было фактически перекуплено Китаем, и уже самой Индии надо было либо восстанавливать влияние силовыми методами (что недопустимо по политическим соображениям), либо смиряться. Аналогично и в Африке (начавшийся майдан в Судане).
Но чтобы решить эту проблему на уровне США — требуется культурное доминирование и воспитание детей элиты союзников.
А это дает, в итоге, лишь отстроенная инфраструктура влияния.

Основная проблема США — требование более высокой дани, чем у Китая, в итоге бОльший уровень вмешательства и бесцеремонности.
Большее количество баз, контрагентов и т. п. - в итоге предъявляет более высокие требования к культуре управления «цирком своих сукиных сынов».
Резкие смещение точек воздействия увеличивают тактические возможности, но снижает долговременные ресурсы: быстрые перебежки из страны в страну, чтобы зажечь в другом месте — доставляют большие проблемы оставляемой клиентеле. И не всех вывезут, как руководство «Белых касок», курды подтвердят.
По этим уязвимостям стороны и будут бить.

Очень много внимания аналитики уделяют противостоянию Трампа и «глубинного государства», фактически выходу на внутреннюю гражданскую войну. Кто там кого и как — мне из Днепропетровска понять сложновато, потому сказать про арест финдиректора «Хуавэй» что это действие именно Трампа или же его противников — я не могу.
Но что видно:
а) при достижении нынешнего градуса противостояния между Штатами и Китаем что «глобалисты», что «промышленники» - вынуждены идти на дальнейшую эскалацию, просто в разной форме и в финальных целях.
б) внутри США Трамп постепенно укрепляет свои позиции. Результаты промежуточных выборов позвоволили ему крепить влияние в собственной партии. Жертвуя частью глобальной инфраструктуры, он получается возможности по внутреннему развитию, использует их, приобретает сторонников. Не всегда получается (фермеры получили ответку от китайских санкций), приходиться сдавать людей из своей команды, но пока он сохраняет вектор движения — новые сторонники у него будут.
Внешний успех года для США — свой человек в президентском кресле Бразилии (он уже выгнал из страны кубинских врачей).

Политическая структура Китая будет стабильна как минимум несколько лет — по сохраняет трудоспособность Си Цзиньпин. Его смерть - сейчас отрицательный джоке для Китая
Идёт последовательное наращивание внешнего влияния. Вопрос — какие новые инструменты может позволить себе Китай, так, чтобы не слишком подражать волюнтаризму США?


2.г ЕС и Япония.
В последние годы читал у аналитиков много хитрых планов того, как теперь будет себя вести британская элита. И видел в новостях какие-то ходы (вроде британских судей в странах Персидского залива или Казахстане, или же слитой в сеть структуре агентов влияния по ЕС). Но то, что творится с выходом Британии из ЕС — это топтание слона по репутации «элитных университетов».
Затяжка времени. Суета, потеря позиция, снова затяжка времени, суета, очередной виток ослабления. Истеричная и глупая антироссийская кампания, которая дала эффект буквально на пару месяцев. Государство, которое должно было в ЕС занимать вторую, при том очень особенную позицию, «чужого среди своих», «смотрящего от Вашингтона» - теперь все это теряет, растрачивая еще и репутацию универсальной торговой площадки.
Да, бунты идут во Франции, в Венгрии, много где еще — но распада структур управления ЕС, который только и может вернуть Британии влияние на континенте — нет.
При этом - Британия закручивает гайки с налогами. Если там будет срыв — бунты, долгие блэк-ауты, слишком серьезный финансовый кризис и т. п. - государство рискует оказаться «голым королём».
Остальной ЕС — имхо — это беготня в треугольнике «Брюссель-нацгосударства(Германия) — провинции/внесистемные партии».
Структуры ЕС не обладают легитимностью, но возможности их шире, сложнее, чем малых государств, типа Латвии. Нацгосударства — легитимность теряют, т. к. растворяется «средний класс» - и пример Франции говорит, что просто «новым лицом» противоречий не решить.
Наконец альтернативные политические структуры — не могут принять на себя ответственность за территории, эквивалентный национальным государствам — но могут их еще больше разрушать.
На этом фоне Германия в очередной раз показывает устойчивость свой политической системы, и чем-то мне это все напоминает зиму 1917-18 гг. - Российская империя рушится от социальных противоречий, а Германская еще стоит, и потому может собирать бонусы. Сейчас Германия может собирать бонусы в ЕС, оставаясь последним крупным государством со стабильной политической системой.
В следующем году противоречия никуда не денутся. Насколько Германия и структуры ЕС смогут контролировать политическую ситуацию в Союзе? Что условные «каталонцы», что условные «желтые жилеты» - постоянно ослабляя государства, поставят вопрос об общеевропейском аппарате подавления. Создание европейской армии — это проблема, которую можно откладывать еще сколько-то лет, а вот укрепление европолиции, политический контроль над структурами, которые смогут закрыть проблему «жилетов» - актуальная для европейских политиков задача. Если они не смогут её решить — то кризисные системы в Союзе поставят под вопрос его существование. Пока несистемные партии покупались/запугивались (Греция), ставились вне закона (Каталония), ликвидировались их лидеры (Пим Фортёйн) — но успех этих действий базировался либо на малых возможностях отдельного государства (Греция), либо на нежелании людей реально начинать войну (Каталония), либо на незрелости политических структур (партия Фортёйна после его смерти деградировала). Кризис толкает в политику все больше людей...
И на этом фоне осложняются отношения со Штатами — их роль в «желтых жилетах» открыто не объявлена.

Япония - основное противоречие между вхождение в клиентелу США и собственной игрой. Зависимость от мирового рынка (в его технологичных сегментов), доступ на этот рынок обеспечивают США и у рынка очевидные проблемы. Переход на сторону Китая — политически пока невозможен, да и Китай стремится к производству всего хай-тека на своей территории. Даже формальный мир с Россией — весьма полезный — не заключается.
Линия поведения — тянуть время, строить армию и флот.

Вывод по 2018-му:

После того, как умная обезьяна спустилась с дерева, и вступила в схватку с тигром — на это дерево пытаются влезть все остальные. Но нейтралитет в конфликте такого уровня, в планетарном кризисе — это или следствие собственной силы, или редкое стечение обстоятельств.
Неудачниками года можно назвать курдов и саудов: первые, имея без пяти минут государство, почти остались у разбитого корыта, вторые подставились так, как редко бывает (оказались слишком уязвимы в момент передачи власти).

Прогноз на 2019

Мобилизация локальных политических структур на войну.
Это не просто разделение на своих и чужих — но и приведение союзников к подчинению и выплатам. Принудительное участие в штатовской или китайской пирамиде разделения труда.
Но!
Если сравнивать с мировыми войнами — тогда проигравшие страны так и не сумели добиться хотя бы экономического паритета. Германия в обе войны контролировала малую долю мировых торговых путей, ресурсов и т.п. Если Китай достигает хотя бы соизмеримого с западом отношения сил, то мы вползаем в многолетний конфликт на истощение (Союз не смогли быстро задавить, потому как тот контролировал, грубо, 1/3 часть мира). От этого сценария США сейчас всеми силами пытаются уйти — а для этого требуется внеэкономическое принуждение нейтралов.
Открытая война не подходит. Потому Армения, Венгрия, Франция, Судан — далее везде, где с порога не станут бить в челюсть. Бразилия не стала.
При этом есть важное противоречие между фрагментацией мировой экономики/политики — и её двуполюсным размеженванием, новым изданием Холодной войны.
Китай без мирового рынка не сможет достичь той глубины переделов, что даст выигрыш в технологической гонке с США. Потому полная фрагментация мира на 5-6 зон возможна, но если США и Китай равно ослабнут в ходе противостояния. Условно говоря, несколько движений "Неприсоединения", каждое со своим географическим ареалом. Но в 19-м году можно говорить разве что о некоей потенциальной автономности макрорегионов. И автономизация, и двуполюсное размежевание - относительно новые процесы, по сравнению с глобализацией, которая задавала тон тридцать лет подряд. У них есть перспективы раздельного "роста".
Десятилетняя отсрочка  - с кризиса 2008-го до 2018-го - изменила ситуацию.


П.С. У этого поста есть метка "политика", будет у следующего, "Наука. / Украина", а потом снова паузу можно взять.

Tags: Будущее, Политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments