beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

"Крип" И. Николаев

Одушевление металла

Не мной было замечено, что твердая SF 50-х — сильно обедняла мотивацию человека.
Прекрасная машинерия, громадные мощности, брутальность и механистичность в одном флаконе — только зачем?
Условные подвиги и стандартные расследования — при минимуме спектра переживаний. Даже если брать такого пародийного персонажа, как Билл, который герой галактики, и заряжен на эмоции. Он живет в мире идеализированных (не совсем :) ) американских мечтаний 40-60-х. С антигравитационным лифтами, космическими линкорами и галактической империей. Только хреново живет. Не то, чтобы скучно — но для чего? Стать новым "Смертовичем Дрангом"?
Если говорить серьезно, то проблема эта — в формате ХХ-го века — родилась в окопах Западного фронта. Когда тебе — которого все любят! — дают в руки винтовку № 3265421, ты идешь в бой и тупо умираешь с кишками на колючей проволоке. Без личного смысла и цели — просто чтобы поддержать темп поступления людей в мясорубку. Твой внутренний мир никому не интересен. Ты можешь кричать (всем пофиг), прикидываться сумасшедшим (расстреляют), дезертировать (расстреляют). Ты умрешь. И твой единственный шанс — чтобы все вокруг встали и сказали "надоело". Но оставшиеся поднимутся лишь тогда, когда кровь неудачников вроде тебя пропитает землю...
Те, кто уцелели в той бойне — придумали экзистенциализм. Но во Второй мировой — он тоже не очень-то помог...
Все это философия.
В искусстве — проблема ощущается иначе, хотя так же остро. Во времена Жюля Верна могло показаться, что нужно просто угадывать настрой общества, прописывать симпатичных персонажей — и сопереживание в кармане. Нет. Настроение общества меняется, и там, где царил оптимизм с верой в науку — обнаруживается "черная меланхолия-1916". Нужны универсальные "антроподизиаки". Чтобы зритель не уставал от коленвалов и проводов, его надо пугать Годзиллой или превращать машины в симпатичных девушек/парней. Давать человеческий смысл индустриальному окружению.
Как это сделать?
Одной из попыток одушевить стальные шестеренки — стал "Вархаммер 40000".
Суровая индустриальность плюс мистика. Стальные щиты и необходимость правильного душевного настроя. Иначе из подпространства-варпа полезет всякая нечисть и переделает тебя в бурдюк с рогами.
Автор взялся за тему — и появился очередной фанфик.

Есть попаданка — в это самое будущее. Латынь на нуле, навыки выживания — как у недавно приехавшей в город провинциалки. Бойкая и сообразительная, но никакая не спецназовка.
Львиная доля описаний в тексте — дана через её восприятие. Это позволяет расширить аудиторию: сначала идет описание, которое понимают фанаты и которое служит началом головоломки для только приобщившихся к "вахе".
Получается хороший эффект постепенного врастания в мир, когда читатели угадывают предназначение тех или иных вещей и, самое интересное, те принципы, по которым всё там выстроено.
И основания эти — жесточайшее лимитирование информации. Ноль интернета. Мало телефонов. Плохая бумага и древние картотеки. Носителем действительно ценной информации может быть только человек, остатки человека либо же единичные компьютеры.
На этом фоне — поток дармовой энергии и широчайший доступ к материалам.
Это мир той самой проблемы избытка бумажных библиотек, которая пугала С. Лема. Физика и биология продолжают развиваться. Вот вам антигравитация, вот космические путешествия, вот фантастической прочности материалы. Вот синтетические органы и трансформация живых существ. Но как с этим разобраться, если приходиться вести бумажные конспекты?
Потому лучшим моментом техно-человеческого общения в повести — становится разговор Ольги со станционным компьютером. Древнейшая машина буквально оживает душой, при том, что разъясняется множество смутных для читателя моментов, да и героиня понимает, в какую галактических размеров передрягу она угодила.
Фоном работает локальная катастрофа, когда на одной из "баллистических станций" (переделанный астероид) — пробой нечисти, почти все мертвы. Только тяжело раненый инквизитор Криптман пытается не умереть прямо сейчас. Хорошо получилось показать, как сам того не понимая, "Крип" ведет сражение за душу попаданки, которой с одной стороны нечисть подмигивает в зеркало, а с другой, вроде как нормальный человек, пусть и болтающий на "типа французского" языке, пытается рассказать, как выжить.
Соответственно, прописывается линия "анти-романа" между двумя человеческими персонажами — когда плотской любви нет и быть не может, но доверие и стремление к единению — растет в геометрической прогрессии.
Инквизитор медленно оживает, и к финалу обретает инициативу, а попаданка — расходует свои силы, свой внутренний запас прочности, проходя несколько локальных кульминаций.
Очень вовремя появляются злодеи. Не без налета голливудщины, но вполне рационально мыслящие.

Что не понравилось — это финал.
Любой текст можно закончить дополнением совершенно иного стиля.
Эпикризом. Историческим эссе. Сухой канцелярской ведомостью.
Это своего рода рамка, которая работает эмоциональным периметром повествования — завершая сюжет, но через другое восприятие, она как бы отделяет переживания читателя внутри текста от повседневности.
Но когда происходят две такие перемены — все становится сложнее.
А если заключить картину в три или четыре рамки разного стиля — что получится? Ералаш.
Автор слишком хотел намекнуть на продолжение.
Имхо, тест следовало завершать прибытием на станцию подкреплений — все последующие объяснения относятся к сюжету большого романа. Который надо разыгрывать с новыми персонажами, проработкой их личностей и ролей.

Итого: небольшой, но удачный фанфик по "Вахе". Фанам — рекомендую. Для остальных — дело вкуса.

http://samlib.ru/n/nikolaew_i_i/creepy.shtml
Tags: Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments