beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

С.А. Васильев «Император и Сталин», «Император из стали», «Сталь для императора»

Иногда смотришь на тексты, созвучные своим критическим статьям, и думаешь — где же тут интрига, напряженность, ну хоть какая-то неожиданность?
Но вот она появляется, автор сумел найти что-то оригинальное в тематике попаданчества, и это хорошо.

Исходное допущение — переселение личности Сталина-1953 в тело Николая II-1900. В последнего российского самодержца кого только не подселяли, однако тут тот самый случай, когда "кадры решают все".

В первую голову — текст этот не столько художественная литература, сколько публицистика. Автор тщательно описывает тогдашние трудности РИ, которые складывались в громадный тормоз на пути её развития — и с громадным удовольствием объясняет пути выхода из тупика. Видно, что поиску конкретных исторических обстоятельств и каких-то разумных альтернатив — отдано его сердце. А филигранной работы с персонажами второго плана, серьезной эмоциональной интриги или хотя бы эффектных боевых сцен — тут нет, и быть не может.
Занимается попаданец тем, что умеет: индустриализацией, техническим рывком и, одновременно, снижением политической напряженности в обществе.
Собственно, в этих усилиях автор показывает, как преодолеваются идеологические разногласия между условными "красными" и условными "белыми". Не без элемента социальной фантастики и отдельных белых ниток:) При этом явной, запредельной неадекватности тут не наблюдается. Нет желания соорудить новый пулемет/самолет/крейсер и только с их помощью завоевать весь мир. Напротив, попаданец спокойно меняет у кайзера Царство Польское на несколько десятков заводов. Потому как гоноровый привислинский "чемодан без ручки" ему совершенно не нужен, а единственный шанс быстро создать тяжелую промышленность — это купить её. Потому и Браунинга приглашают из США, и много кого еще, и "дредноут" понемногу проектируется. Но! Грядущая война будет не за мировое господство или там возвращение Аляски, но за своем место в мир-системе. Если получится обойтись без войны — вообще отлично.
Очень хорошо показано, что реформы сверху, достаточно продуманные, осуществляемые в мирное время, предназначенные для рывка страны вперед — все равно штука крайне рискованная.

Действительно интересно следить за двумя сюжетными линиями.

а) Креативные выдумки попаданца.
Синод и другие религиозные учреждения объединены в единую структуру, которую должен возглавлять человек, не принадлежащий ни к одной из церквей. То есть давеча отлучённый Лев Толстой. А в помощь ему определяют юношу, только завязавшего с идеей быть священником, но сохранившего почти фанатичную приверженность благим делам — Ф. Дзержинского.
Регулярно становятся на рога студенты, и университеты превратились в поле откровенного противостояния с властью? Не проблема. Вот, студенты, вам полное самоуправление на территории студгородков — ваши добровольцы оденут полицейскую экипировку и будут обладать полной властью в переделах университетской грады. Разведете малину — значит утратите авторитет. Удержите дисциплину — значит, избавитесь от анархии.
Может встать на рога дворянство? А настоящие ли вы дворяне, интересуется император. И громадное количество знатных фамилий ставится под вопрос. Причем публично, с обещание вскрыть компромат "если что".
Надо что-то делать с селом, которое стало хозяйственным тупиком для миллионов людей? Столыпин, как сторонник разрушения общины — вот он. И в словах его много разумного. Но на пару ему выдвигается организатор сельских кооперативов. Колхозы и "крепкие хозяева на отрубах" — два направления развития, которые еще могут существовать одновременно, для этого ещё есть запас времени и возможностей.

б) попаданец оглядывается на свое прошлое, и понимает, что многих людей можно было не убивать. Невиновных, полезных для страны, просто талантливых. Изрядно ведь таких накопилось. И вполне искренне желает играть куда экономнее в смысле человеческой крови. Потому маховик репрессий не разгоняется. Напротив, даже после попытки путча — г-н Витте не расстреливается, а великие князья не идут в Сибирь, звеня кандалами, и на улицах не появляется эшафотов. Только начинается стройка Беломорканала, которую возглавляет ташкентский ссыльный из семьи Романовых — Николая Константиновича, внука Николая I, возвращают из опалы. Аналогично и часть персонажей белого движения — их находят, приближают. Некоторых большевиков тоже находят — но как с Дзержинским, их применение весьма специфично. Причем про львиное большинство своих соратников по партии самодержец не вспоминает. Почему? Автор показывает, что не самые были полезные люди.
Видно, что с кадрами — все равно проблема.

Наконец, эффектно продемонстрировано, что попаданцу требуется громадная работоспособность. Дел не просто много, а космическое количество, решать надо все. Иначе — покатишься по дорожке в подвал ипатьевского дома.

Итого: повторюсь, это почти не художественная литература. Эта специфическая публицистика и подложка, конспект-базис для будущих романов. Очень напоминает книги А. Колганова — серию "Жернова истории". Несколько меньше — "Маленького Сашу" Д. Орлова. Факты заменяют автору проработку персонажей, а знание сути кризисов (суть кризиса это не даты крахов на бирже) — сюжетные повороты.
Этот одно из ответвления попаданческого жанра. И, рано или поздно, подобные книги станут неким стандартом историчности, или умения подбирать материал не взирая на идеологические клише — для настоящей Литературы.
Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments