beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

"Жерминаль"

Франко-английское соперничество в кино, очередной виток.
Альбион выдал сериал о текстильной фабрике, с традиционным набором ужасов начала XIX-го века (работные дома, покалеченные дети, безразмерный рабочий день) и столь же традиционной мелодрамой - "The mill". Сработали под Диккенса. Удачным моментом стала ирония по поводу борьбы за права негров: хозяева предприятия рассуждают, как надо освободить чернокожих за океаном, а услышавшие эти слова рабочие несколько офигевают, они ведь живут в еще худших условиях.
Французы сказали "ага", и выкатили экранизацию одного из романов про классовую борьбу. Уж чего-чего, а текстов про тяжелое противостояние рабочих и капиталистов во французской литературе хватает. В данном случае это роман Эмиля Золя. Входит в многотомную эпопею.
.
Шахтерский поселок, рядом другой, борьба за расширение бизнеса наверху, ужесточение конкурентной борьбы, приказ управляющим давать больше прибылей, снижение зарплат внизу. И начинается...
Показаны далеко не первые шаги рабочего движения. На дворе вторая половина XIX-го века. Молодой человек, который выступает заводилой и активистом -  он приезжий со связями и каким-то опытом за спиной (конечно, не Артём в Австралии, но серьезно). Есть литература, есть представление о кассе взаимопомощи, есть даже некие старшие товарищи из Парижа.
История типичная для промышленного бума, такие повторялись везде, хоть в Бориславе, хоть в Баку, хоть в Бостоне.
Но с французской спецификой.
Поначалу меня удивило, что в стране, где придумано само понятие саботажа, рабочие не портили оборудование. Но финал с фактически разрушением шахты расставил все по своим местам...
Не без некоторой искусственности, но достаточно точно показаны три вещи, которые сопровождают тяжелые классовые конфликты:
- профсоюз остается клубом по интересам, пока не получает возможность незаконных силовых действий. Внутри формируется группа, которая способна, в пределе, убивать людей. Если её нет, из города вызывается специалист по борьбе с забастовками. Он сам убьет активиста. Он запугает сочувствующих. Украдет кассу взаимопомощи. А солдаты обеспечат внешнее соблюдение порядка. Если ударное ядро складывается - игра идет в две стороны. Тут и заезжего спеца могут пристрелить, и менеджеру убедительно намекнуть, что он следующий.
- стихийное насилие. Основная масса работников живет в дискурсе начальства. Знают, что надо работать, стараться, зарабатывать. Своими врагами видят лавочника, который задирает цены, десятника, который не принимает очередную вагонетку и прочих сволочей "в шаговой доступности". Но наступает момент срыва резьбы, когда толпа что-то хочет сделать прямо сейчас. А у части людей ненависть становится иррациональной, слепой силой. Они не в толпе, они - одиночки. Но чужая и своя жизни для них теперь одинаково дешевы. И тут уж кто попадется под руку. Жертвами становятся люди, которые сами ничего такого не делали, просто хорошо жили...
- профессионализация борьбы. Ближе к финалу молодой активист встречается с представителем старших товарищей, и тот ему показательно выговаривает за убийства. Потому как они-то уже люди приличные, не стреляют, а он что устроил? Активист балансирует между таким вот соглашателями и откровенными анархистами (один из которых, собственно, и затапливает шахту). Но и сам находится на траектории "от парня в забое к служащему за столом".

Среди относительно стандартных образов выделяется фигура управляющего шахтой. С одной стороны он великолепно понимает, по какому тонкому льду ходит. С другой - всю механику увеличения капитала и конкурентной борьбы он разделяет, выйти из игры не может. Всё это противоречие, для него неустранимое, вливается в фатализм. Причем даже не столько религиозный (он во многом разочаровывается в боге), сколько в странную покорность судьбе. И многие самураи позавидовали бы храбрости этой шестеренки.

Съемки добротные, шахта похожа на настоящую, рабочий поселок тоже. Актеры стараются. Но стилистика позапрошлого столетия, с неторопливостью и некоторой нарочитостью - имеет место.

Итого: нормальный исторический сериал.

П.С. За весь сериал ни одного человека в желтом жилете. Но тогда ведь не было желтых жилетов :)
Tags: кинорецензии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments