July 9th, 2012

Второй раз - как фарс...

Жители Крымска перекрыли улицу Ленина из-за слухов о прорыве дамбы и второй волне наводнения, сообщает в своем микроблоге корреспондент "Коммерсанта" Олег Кашин. О какой именно дамбе идет речь, не уточняется.
Как сообщает корреспондент "Ленты.ру", в городе началась паника. Люди пытаются выехать из Крымска и забираются на самые высокие места, в том числе на крыши домов.
Сотрудники МЧС и полиции ездят по городу и опровергают информацию о прорыве дамбы. Справорос Илья Пономарев пишет, что успокоить людей пытаются также сотрудники ГИБДД.
По Крымску также, сообщает глава МЧС Владимир Пучков, ездят провокаторы, рассказывающие о второй волне наводнения. Как передает РИА Новости, МВД РФ обещает привлечь к ответственности тех, кто дезинформирует жителей города.
http://www.lenta.ru/news/2012/07/09/panic/

Уважаемые жители города Крымска, я немного представляю себе, что такое наводнение. Я искренне сочувствую семьям погибших. Но включите, блин, соображалку. А то вы как мадам Грицацуева при слухах о голоде - будете затариваться до последнего, чтоб на три года вперед. Но не мукой, а спасательными кругами и плавающими домами.

Маленькое замечание на один критерий разделения искусства и техники

Попытки разделить искусство и технику, опираясь лишь на внешние признаки – малопродуктивны. Например, В. И. Гнатюк так проводит эту грань: «В настоящее время мы понимаем, что основным атрибутом технического изделия выступает конструкторско-технологическая документация, на основе которой данное изделие тиражируется (своего рода, технический генотип). Если говорить о современности, то из всех статуй, которые мы можем увидеть вокруг себя, к техническим изделиям относятся только те, которые выпускаются промышленностью на основе определенной документации. Те же статуи, которые выполнены в единственном экземпляре скульпторами и экспонируются в музеях или находятся в частных коллекциях, к технике не имеют никакого отношения, это произведения искусства» [В.И. Гнатюк «История становления понятия техники» электронный ресурс Режим доступа http://gnatukvi.ru/zip_files/article_56.zip].
Понятно, что наличие документа критерием не является: можно представить себе ремесленника, который производит однотипные поделки, продаёт их как сувениры, и легко обходится безо всякой документации. Сам В.И. Гнатюк в той же статье указывает, что отражение лишь в сознании человека технических изделий есть первый этап развития техники, потом рефлексия приобретает вид специализированных записей и чертежей. Но такое разделение все равно остается слабым – слишком много не подпадающих под него частных случаев . Такое большое число исключений из-за того, что фундаментальное определение В.И. Гнатюк пытается обосновать не столь же фундаментальными свойствами техники, но особенностями оформления документации - явлением куда более узким, чем рефлексия.
Однако сама ошибочность такого разделения показывает путь к критерию различия искусства и техники и к уточнению самого понятии техника.
Если мы признаем технику способом существования искусственных отрефлексированных систем – то какова форма проявления этого способа, каково его явление?
Чтобы существовать, техника должна изменять окружающий мир. Это не может быть чисто утилитарное изменение (в смысле принесения пользы человеку), это не может быть чисто механическое или что химическое воздействие – какую бы форму ограничения мы не избрали она будет узкой. Если говорить о предельно общем воздействии, то можно сказать, что техника сохраняет себя, формируя будущее.
Можно возразить, то искусство тоже формирует будущее. Но посредством лишь тех методов и приемов, которые описываются эстетическими категориями. Медицина – определяет будущее через воздействие на тело человека. Экономика – через процессы обмена. В рамках юриспруденции применяются только действия, описанные в законах государства.
Техника в широком смысле – включает в себя и медицину, и юриспруденцию с искусством и все другие разновидности сколько-нибудь упорядоченной человеческой деятельности. Но там каждая систем отягощена необходимым набором категорий или же ограничена предметом применения. Техника сама по себе не нуждается в подобных ограничения – ограничения в гуманитарных дисциплинах определяются потребностями человека. Поэтому, когда возникает необходимость в воздействии на природу, в предметно-орудийной деятельности – тогда техника предстает в своей бесчеловечности. Образно говоря, скрипка создана, чтобы воздействовать на человека, потому ограничена, и есть лишь посредником между музыкантом и слушателем. А между молотком и горной породой – нет человека. Он – по другую сторону молотка, он лишь держится за рукоятку. Потому молоток может быть сколь угодно не эстетичен, незаконен, даже вреден для здоровья горняка. Но пока он часть системы по формированию будущего, в котором могут существовать и другие молотки, и выработка породы – он есть орудием труда, и воспринимается как техника в самотождественном смысле слова. Если же представить, что этот молоток попал в музей, и восхищает посетителей брутальностью своих форм, есть описание технологии его производства, но такими молотками больше не пользуются – то этот молоток стал предметом искусства (хотя бы в качестве примера дизайна). Молоток все равно остается техническим изделием – наряду со скрипкой Страдивари и Венерой Милосской.