June 2nd, 2013

Профессионалы и любители

Между писателями-любителями, и профессиональными литераторами – есть одно заметнейшее отличие.

Некоторые авторы-профи становятся совершенно неспособными к сколько-нибудь искреннему диалогу и просто обсуждению своих текстов.

Это не обидчивость МТА, которые в ответ на критику, надуваются, словно жабьи пузыри в брачный сезон.

Это не замкнутость «ушедших в себя» специалистов, которые построили башню слоновой кости для ношения на собственной голове.

Это даже не отшучивание и вечная улыбка, которые становятся маской для части фэндома.

Дело совершенно в другом.

Есть шоу (пусть даже театр одного актера) в котором от зрителя ожидают сравнительно узкого набора эмоциональных реакций и литературных оценок. Под восхищение и похвалу «заточено» все. Умение прилечь внимание. Начало диалога. Интонации. Умение прервать собеседника. Умение организовать для себя аудиторию. Постоянная самореклама (Ненавязчивая? Бывает и такая…), вежливое пинание по почкам своих конкурентов и критиков.

При этом искренность автора-профи – мгновенно прячется в карман. Все что угодно, кроме искреннего ответа. Все ответы превращаются в желоб, по которому разговор должен прийти к успеху\похвале\признанию заслуг\....

Я не буду называть фамилий. Любой человек, который побывал на серьезном фестивале – лицезрел таких личностей. Порой это трудолюбивые и талантливые авторы. Но говорить с ними без «поправок на шоу» - невозможно.

Зачем это делается?

Если устранить факторы тотальных понтов, то есть, увы, вполне объективная причина. При искреннем общении, когда вы не режиссируете (прямо или косвенно, тут все очень зависит от мастерства режиссера) ответы, рано или поздно случается ситуация, когда в качестве коллективной рецензии на обработанный, подготовленный текст - все в аудитории резко кривят физиономии. Им не нравится. Рекомендуют сократить в три раза. Или все надо бы переписать. Или «сменить концепцию». Это скорее коллективно-эмоциональная реакция, чем предварительная договоренность. Эдакое освистывание под воздействием минутного каприза. Потом те же самые люди находят в тексте много разумного, интересного. О чем прямо и говорят автору – но раньше, или позже. А в момент коллективного обсуждения у них не найдется слов похвалы.

Если вы автор-любитель, то после такого афронта вам останется только пожать плечами. «Не пошел материал». Писать надо лучше? Несомненно. Найдет ли он тоже пригоршню едких замечаний для текстов своих коллег? Не без этого. Но это лишь один из эпизодов пребывания в фэндоме.

Для профессионала подобные эпизоды не допустимы вообще. В принципе. Припоминать будут – долго и с удовольствием. Коллеги-конкуренты. Даже если этот текст потом и призы возьмет, и переиздан будет – саму «обструкцию» не забудут. И через много лет… Потому «мэтр» порой делает все для предопределения реакции публики, пусть это и кружок коллег. Свободный диалог должен стать шоу.

Риска меньше, но человек несколько бронзовеет.

Как быть? Каждый решает сам.

"Государственная тайна"

Весьма показательный сериал "Государственная тайна" - Великобритания, 2012 год.
В некоторых анонсах указано 4 серии - не стали тянуть кота за хвост, сказали все, что хотели.
6830
По содержанию:
Был завод по производству топлива. В Англии. Рванул так, что только детские перчатки вокруг - с ручками отдельно от тела.
Один из лидеров правящей партии вдруг проникся, вдруг совесть у него зашевелилась. Начал думать, что делать.
Тут ему с борта самолета звонит премьер - дескать, выбил я из международной компании, которая этот завод держала, весьма крупный куш на компенсацию. Все будет окей.
И замолчал премьер - самолет в океан рухнул.
Тут как бы фекалии попали  в вентилятор - все дружно возмутились, и этот самый чиновник был избран от партии новым премьером.
Начал показательно рвать и метать. Дескать, и завод был не такой, и что это вообще такое?
Дальнейшая история - это чистое торжество энтропии. Вдруг выясняется, что ни одно решительное действие, в котором есть хоть капля разума - не может пройти по каналам управления.
Он хочет прижать фирму - те угрожают, что перенесут завод в Польшу, а банк выводит их капиталы из-под удара. Правление банка (хоть он и государственный) тоже так просто не прищучишь. Военные довольно прямолинейно подталкивают премьер к войне с Ираном - фактически, провоцируя его.
Намечается противостояние государства и международной корпорации.
Очень хорошо показано, что премьер фактически лишен не просто своего силового аппарата (спецслужбы, которая бы подчинялась лично ему, или хотя бы нормально исполняла его приказы), но своего административного аппарата. Ближайшие помощники - вчерашние конкуренты по партии, которые думают завтра сами сесть в его кресло. Взаимодействие со СМИ - лишь на уровне слива информации, причем сегодня премьер сливает журналисте инфу (открыто, она понимает, от кого и что берет), а завтра эта же журналистка берет заказной (частично правдивый) материал на премьера, и топит своего благодетеля. Фактически, премьер может рассчитывавший на своего старого приятеля из разведки, нынешнего отставника (убит), и некую энтузиастку из органов, молодую ирано-англичанку, которая отдает ему важнейшие материалы (арестована в присутствии премьера).
Люди, как железные опилки - никакого напряжения и силы воли, ориентация на силовые линии наименьшего сопротивления. Потому ничего не получается организовать. те немногие деятельные персонажи, у которых есть порох в пороховницах - просто не успевают собраться.
К концу четвертой серии у премьера остается два выхода - или дальше играть на обострение (начать войну с Ираном, в которой он все равно будет марионеткой), или спустить все на тормозах, включая свою политическую карьеру.
И он сливает себя в унитаз.
Торжествует банкир.

Тут можно провести довольно интересные аналогии с фильмами о следователях и честных функционерах "времен поздней советской власти". При юридически очень больших полномочиях, ответственное лицо вдруг оказываться в кольце доброжелателей - их дружный хоровод медленно сжимается. Аппаратным ресурсом человек не обладает, вынужден играть по правилам системы - а система не рефлексирует сложных проблем. Система понимает только стремление к покою и прибыли. Аппаратным ресурсом (и соответственно, реальной властью), обладают люди, которых мало кто избирал, которые не тратят время на парламентскую говорильню, и которые чем дальше, тем меньше отвечают даже перед своими акционерами.
Никаких реальных обязательств - но максимум реальных возможностей.
Революция номенклатуры в химически чистом виде
Значит, при остром кризисе, такая система обречена.

"Крепость"



Работа в стиле "Будет ласковый дождь".
Авторы несколько передернули с технологиями: если у вас есть компьютеры, то есть и ракеты самонаводящиеся.
Но атмосферность ролика - выше всяких похвал.
Снимали бы наше кино хотя бы на таком уровне...
Tags: