January 6th, 2014

Опустынивание

Пустыня - в первоначальном смысле слова - место где нет людей. Просто не живут. Хотя и леса с реками, и поля с ручьями вполне имеются. Вот пример постиндустриального опустынивания. Регион - Латгалия.

300px-Latgale_LocMap

"Численность населения (на начало года, человек): 1990 год - 422 311; 1995 год - 405 493; 2000 год - 385 660; 2005 год - 352 031; 2010 год - 314 074; 2013 год - 292 674."

Тридцать процентов населения - куда-то делось. И темпы исчезновения людей - не снижаются.
В соседней Псковской области ситуация тоже не радостная. Равно как и во многих немецких городках - особенно в бывшей ГДР. И во многий райцентрах Украины.
Но антропогенная пустыня в итоге предъявит свои права. Часть железных дорог в Латвии уже разобрали. Многие котельные топят дровами. Электричество на очереди?
Население откатывается к большим городам. В той же псковской области сам Псков восстановил численность населения и даже прибавил. В Эстонии - Ревель (который Таллинн) - сохраняет численность населения. Вильнюс потерял незначительную долю (тысяч сорок). Рига, правда, все равно в пролете. уже ниже семисот тысяч (а было 900), но "такое уж латышское счастье".
Замечу, что осваивать такие территории по второму разу - довольно трудно. Полезные ископаемые уже взяты. Инфраструктура ВСЕГДА быстро приходит в упадок, и чинить её дорого. Население надо как-то мотивировать к жизни по медвежьим углам.
Требуются какие-то качественно новые технологии, что позволят людям на выселках чувствовать себя не "вчерашними горожанами, которым жизнь показала козью морду", а полноценными представителями своей страны.
Дело не в одном интернете. И не в 3Д-принтере.
Дело в развитии края - без какового развития все фигня.
Даже пчелы...

П.С. Я, конечно, не смотрю на Польшу как на кровавого мясника восточной Европы. Скорее как на подмастерье такого мясника. Но если глянуть на польский проект пристальным глазом, то что получается? Они сохранили численность населения, и даже имеют небольшой прирост в последние годы. Это при устойчивой эмиграции - в лондоны с гамбургами отвалил чуть не миллион поляков (хотя с западной Украины тоже приехало сколько-то людей). Какую-то промышленность (сборка немецких механизмов) тоже сохранили. А, главное, сохранили агрессивный гуманитарный проект в комплекте с не заброшенными городами - то есть возможность изображать некий центр цивилизации. Осталось дождаться подходящих политических обстоятельств и прихватизировать пустеющие территории.

Медведевич «Золотая богиня аль-Лат»

Продолжения "Ястреба халифа".

Практически весь текст посвящен решению главного противоречия - как рассказать аналогичную историю новыми словами?

Общая форма сюжета во всем подобна первой части: эльфа доставляют в халифат. Эльф начинает служить. Эльф натягивает всем врагам трона глаз на жопу. Эльф слишком опасен - и его "упокаивают".

Автор вложила слова сожаления о повторах собственной судьбы даже в уста главного героя.

Вторая часть, однако...

Но что же предприняла автор и какие попутные задачи пришлось решать?

- эльф далеко не сразу становится "официальным терминатором халифа с широкими командными полномочиями". Нет. Его вообще-то оживляет довольно мерзкий тип, который сейчас сидит на троне. Трус, гомосексуалист, неумеха, алкоголик, завистник... там еще много разного. Соответственно появляется отдельный сюжет противостояния благородного эльфа и повелевающей им гниды.

- автор щедрой рукой отмерила эротическое содержание романа. Тут и терминология, тут и просто сцены, и даже рецепты, которые лекарь прописывал стареющей властной особе - массаж особо сильными черными массажистами ;)

- дальнейшее развитие получила линия "техномагии". Надо отдать автору должное - она прошла по шинвату между сказкой с одной стороны, и унылой аптекой (заклинание чесотки второго уровня + семь черепков битого кувшина+слеза невинного козленка) с другой стороны. При разнообразии форм магия стремится остаться магией, хотя какие-то моменты все явственнее влекут её в технологию. Скажем, когда эльфов использовали для определения святости горожан - эльф проходил в дверь, печать на которой должен был нарисовать хозяин дома...

- очень важный момент, который, имхо, автору было раскрыть тяжелее всего. Поясню: если автор вводит в мир условного Средневековья какое-то фантастическое допущение, то добросовестно отмерив сорок лет, необходимо представить, как все изменилось. И точно, изменилось - теперь на службе халифа есть несколько десятков сумеречников-эльфов. не таких крутых, как главный герой, но они исполняют роль внутренней стражи во дворце (аналог "норманов" при дворе византийских императоров). Но с чего бы это практика приема эльфов на человеческую службу началась только с момента старта первого романа ??? Да, есть "отмазка" - на западе пали эльфийские города. Но ведь союз человека и эльфа был задолго до прибытия сумеречника-терминатора в халифат? То есть течение исторического времени мира и темп развития событий в романах - не всегда сопрягаются. Автор стартовала от "почти нашего средневековья", и все дальше уходит от привычных "реалий". Гвардия из кого-то (и почему только эльфов?) могла возникнуть у халифа куда как раньше;

- соперница у эльфа теперь довольно крутая - одна из трех богинь, которая была у арабов до Мухаммеда. Борьба идет на куда более высоком уровне, зафиксировано даже опосредованное вмешательство единого-всевышнего-аллаха-бога;

- отдельный подсюжет - служба эльфа двум сестрам антагонистки. Развит старый мотив мифотворца, раскрыт довольно подробно - двум сестрам страшно не хватает искренней людской веры, чтобы нормально уйти в потустороннее.

- довольно много сил автором вложено в батальные сцены и вообще, описание военной кампании халифа. Получилось неплохо, но ощущение рваного времени - сохранилось. Перерывы могут быть и в неделю, и в два месяца;

- есть мотив путешествия в загробный мир;

- наконец, идет борьба с тотальным предательством, которое неизбежно преследует халифа-победителя.

Итого? Видна честная работа автора по насыщению текста новыми подробностями, до которых просто руки не дошли в первом романе. Есть попытка совместить сюжетные линии, которые тянутся еще с первого романа, и жизни людей, которые куда как мимолетней эльфийского существования. Но порой шуршат бусины дурной бесконечности - автор берет новое окружение, новых персонажей второго плана, а слышится все старое. Герои - именно что фэнтезийные. Слышится как бы очередное передергивание помпового дробовика.

Третий роман - имхо - уже обречен на выход из того арабского средневековья, которое так приятно описывать автору.

Или третий заунывный поворот колеса, или выход на следующий виток спирали...

П.С. Понятно, что читал я текст в сети, каким он выйдет на бумаге - не знаю.

П.П.С. Этот отрывок (там действует НЕ Гэндальф) показывает сходство и различие текста с первичным текстом Толкиена :)

Collapse )