October 6th, 2015

Осенне-зимние мотивы...

Проблема политической структуры Украины - есть два с половиной механизма смены власти, и все - архизатратные.
Выборы. Они дорожали от цикла к циклу, шла попутная концентрация собственности. В результате слабейшая сторона дергала кран "майдана". Во второй раз он еще и сопровождается войной. Наконец, вмешательство третьих стран: позволяет быстро назначить министра финансов, но это - чужой министр финансов.

Нельзя сказать, что механизмы эти только ухудшают друг друга. Да, политическое поле Украины сузилось - ушли многие партии, под запретом левые идеологии. Но на определенном этапе война резко удешевила выборы. А внешнее управление позволяет приглушить чисто олигархические "разборки". Проблема в том, что это напоминает юмореску - шум от грузовика под окнами, который надоедал жильцам, теперь аккуратно заглушает ревом самолета, пролетающего над самой крышей. Но важно другое - постоянное удорожание механизмов смены власти - просто невозможно. Экономика не выдерживает. Какие бы идеи не разделяло общество в данный момент. А война - наизатранейший способ, причем как для общества в целом, так и для каждого покалеченного солдата в частности.

Если простыми словами: война после первых месяцев "допинга" перестала быть политическим активом и стала пассивом. На войне с Донбассом (Россией) в ближайшее время нельзя будет сделать политический капитал. Она даже стала элементарно надоедать. С февраля нет оперативно значимых изменений линии фронта. Уже скоро как месяц резко снизилась интенсивность обстрелов.
А чему хорошо научились украинские чиновники, так это заметанию пассивов под ковёр.
Read more...Collapse )

«Смотритель» Пелевин, 1-й том

Впечатление точно такое, как когда-то от "Внеклассного чтения" Акунина: хорошая авторская работа, все привычно, даже как-то расслабляешься мыслью.
И — все.
То есть азарт, интерес, недоумение, злость, сопереживание, разочарование, отвращения, восторг — не посещают тебя.
Имхо — слишком мало общих черточек с нашей реальностью, слишком мало этого эффекта узнавания чуда в обыденных вещах.
Чет приуныл