October 7th, 2015

...

Старик пожал плечами.
- А как по-вашему, что умеет делать колдун?
На сей раз обсуждение в толпе заняло существенно больше времени. До Зедда доносились отдельные возгласы: наколдовать теленка о двух головах, вызвать дождь, разыскать пропавшего, напустить порчу, сглазить младенца, устроить так, чтобы жена бросила мужа. Но все это казалось им слишком мелким, и постепенно зазвучали более серьезные обвинения. Колдун может превратить человека в калеку или в жабу, убить взглядом, призвать демонов и вообще способен на любую пакость.
Зедд дал им выговориться, потом протянул руки вперед и подытожил:
- Отлично. Значит, вы все понимаете. Тогда вы действительно самые отважные ребята из всех, кого мне доводилось встречать. Подумать только! Не имея ничего, кроме вил да топоров, вы собираетесь сразиться с колдуном, который способен проделать все, о чем вы только что говорили! Ну и ну, какие храбрецы! - Он изумленно покачал головой.
Собравшихся охватило легкое беспокойство. Монотонно и занудно старик продолжил перечень всех пакостей, на которые способен колдун средней руки. Он описывал каждое деяние в мельчайших подробностях. Неподвижная толпа сосредоточенно внимала. Зедд продолжал говорить, не повышая тона, не меняя интонаций. Прошло уже более получаса. Собравшиеся, застыли как истуканы, глядя на Волшебника широко распахнутыми глазами, в которых отражались красные блики горящих факелов.
Настрой в толпе изменился: на смену гневу пришел ужас. Интонации Волшебника тоже изменились: исчезли мягкие, скучающие нотки, в голосе появилась угроза.
- Итак, любезные, что прикажете с вами делать?
- Мы думаем, что ты отпустишь нас, не причинив нам вреда, послышался заискивающий голос. Остальные закивали.
(Гудкайнд "Первое правило волшебника")