December 5th, 2015

А что в головах?

Достаточно типичное сожаление пожилого работника науки:
"странная всё-таки получается картина: вот я многие годы, с 1971, когда начал работу над кандидатской диссертацией, по 1987, когда выпустил сборник переводов "Социальные показатели в системе научно-технической политики", занимался социологией науки, от этого времени осталось несколько десятков статей и три книги, о которых никто, кроме меня самого и моих соавторов, тех, конечно, кто ещё жив, не помнит, а также профессиональная компетенция, которая мне очень сильно пригодилась потом, когда я многие годы занимался социологией религии, в период с 1991, когда я начал преподавать в Колледже Св.Фомы Аквинского, до 2015 года, когда мне отказали в продлении контракта с РГГУ, от этого времени тоже осталось десяток статей и три книги, их, правда, некоторые ещё помнят, кое-кто даже читает, а также профессиональная компетенция, которая мне очень сильно помогает теперь, когда я уже практически чисто для себя, не рассчитывая на ангажемент или публикации, занимаюсь так называемой "политической теологией", это что же - практически вся жизнь ушла на подготовку к будущему, которое теперь уже так и не наступит, поздно?"
http://rencus.livejournal.com/1168641.html

Подобное могут сказать очень и очень многие люди. Да, работал, да книги и статьи (у многих и книг нет, и статьи - после защиты кандидатской как-то не пишутся). Но вот, на склоне дней, оглядывается человек, и видит - его академические труды, сами по себе, людям не интересны. Или малоинтересны. Или очень немногим людям.
/в скобках: я, как пишущий понемножку автор, тоже хорошо вижу, что множество текстов - на Самиздате - получает чисто ритуальное посещение - раз в полгода заглянет туда человек, и все. Только 3-4 художественные вещи живут в полном смысле этого слова - о них вспоминают/
Но разве работник науки производит лишь чеканные инструменты мышления?
Есть ведь работа с людьми.
Read more...Collapse )