August 30th, 2017

Проблемность наследования образов...

Один из стандартных образов литературы "о покорении европейцами диких просторов" - это верный помощник главного героя.
Раса и национальность - по месту.
Простой, отчасти наивный, но благородный (хотя и за награду может постараться).
Естественно, в запасе у "Пятницы" - несколько хороших навыков - боевых и трудовых.
Это идеальный подчиненный, которому белый человек даёт цель в жизни (потому, скажем, Дерсу Узала - под такой образ уже не подходит. Пусть он мечтает перебраться в город, но нельзя сказать, что только Арсеньев даёт ему цель. Дерсу Узала тоже раскрывает перед путешественником целый мир, и жизнь в этом мире отчасти пленяет, завораживает путешественника).
Чтобы Союз не обвиняли в отставании от Европы, прошу припомнить фильм "Начальник Чукотки".

Но когда речь заходит о каменных джунглях современного города - кто может стать для обывателя первейшим помощником и другом? Верным, четким, стремительным, услужливым?
Мобильный телефон.
Его не надо путать с образом "верного кольта" или "шашки удалого казака".
Смартфон - почти личность. Говорит и показывает, советует и развлекает.
Дворецкий, который всегда с тобой. Овсянку только не варит (но может заказать по сети). А еще, лучше всякого Бэрримора, готов принять пулю, заслонив собою хозяина. И в романах о будущем такие "служебные личности" вполне себе присутствуют.
Но в текстах про "современность" - такой замены не происходит.
Мобильный телефон предан чересчур многим хозяевам.
Вот он плюётся спамом. Вот через него узнают твоё местоположение. Вот он готов фотографировать/подслушать тебя там, где ну совершенно не хочется.
Для Дживса он слишком глуп, для Пятницы - чрезмерно хитёр.
Нет власти над ним.
Потребитель может получить лишь товар, но не преданность.