April 28th, 2018

Интервью А. Мюллера

Довольно интересная штука получается - в контексте дискуссии о переходе к "разделенному миру".
Мюллер в подробностях показывает, как официальный/полуофициальный дискурс переходит к работе с "образом чужого" (сам историк тоже включен во множество контекстов, в группы и прослойки, которые находятся с государство в очень неоднозначных отношениях, потому какие-то моменты в интервью получились пристрастны и вышел скандал).
Трансформация идёт как в России, так и вообще на пространствах Восточной Европы, а теперь уже и Европы Западной.

Длинный текст интервьюCollapse )

Распад пространства я почувствовал еще в 90-х, когда по ТВ какой-то бородач вдохновенно рассказывал, что Крымская война - это чужая для Украины война, все жертвы тогдашние - напрасны. В начале 00-х познакомился с весьма умными людьми, которые принципиально не поддерживали диалог на некоторые темы (в понимании Мюллера), а лишь троллили. Ну а при Ющенко, когда в школах начали давать названия месяцам 33-го года ("трупоїдень" - месяц поедания трупов. Зашел в одну школу, агитировать за поступления в свой ВУЗ, и представление увидел...), все стало очевидно.
Но я же знаю, что останься мы только со старыми средствами коммуникации, то ситуация со взаимной ненавистью, подозрением и вообще неспособностью говорить - была бы ещё хуже, чем сейчас. И тысячи людей, которые на Украине ходят с ленточками, вслух ненавидят другие народы, в момент пересечения границы (венгерской, польской, российской, румынской) мгновенно меняют свою риторику, становятся няшными заробитчанами. Причем многие мечтают о документах - и получают их при первой возможности.
Мюллер хорошо фиксирует изменение политики памяти. По счастью наш мир состоит не только из неё.