May 18th, 2018

Трансмутация...

Если за трагедию платят деньги - рано или поздно она может стать бизнесом.
Марк Твен иронизировал над фермерами, каждые десять лет вылезавшими из "тьмы флоридских болот", чтобы получить компенсацию за уничтоженную северянами ферму.
Холокост - трагедия не столь давняя. Смешного в ней мало. Но поколение собственно пострадавших - уходит. И не я первый, кто заметил, как процесс выплаты компенсаций, разнообразных "отступных" и реституций - понемногу становится делом. То есть бизнесом. Занимаются им уже не отдельные пострадавшие, равно как и не их союзы. Это дело организаций, в которых востребованы услуги энергичных юристов и пиарщиков, понимающих все тонкости международного права. Собственно, в пользу этих организаций рано или поздно и будут собираться деньги (реституции с поляков по закону Justice for Uncompensated Survivors Today, кажется уже... там получателями могут быть именно организации, в которых уже не состоят жертвы. Если не прав - поправьте).

Но если это бизнес - то рано или поздно с него могут начать брать налоги.
Как?
Один из вариантов. Если организация, в которой уже нет жертв, претендует на реституцию в их память, то для начала она должна оплатить освобождение узников. Потомках тех, кто освобождал.

Собственно, без такого превентивного налога - рано или поздно претензии будут выдвинуты всем постсоветским республикам.