July 18th, 2018

Усадьбы в новых социальных структурах

Замок, равно как и его дефортифицированная ;) разновидность - усадьба - в своем собственном качестве существовал и развивался как оболочка своего микросоциума.
То есть требовался род хозяев, на которых замыкалась силовая и юридическая система - эти люди могли удерживать настолько большие объемы власти и собственности, что вокруг них формировались свои общности. Естественно, через них шли денежные потоки.
Потом был круг людей, которые юридически к семье не принадлежали, но рассматривались хозяевами в виде её младших членов.
Тут и Захар Трофимович, который Обломову самый близкий человек, и старик Фирс, забыв которого, Раневские отказались от малой родины, и масса прочих персонажей второго плана - это только в русской классике. Но эти люди, радикально привязанные к хозяева и к месту работы - буквально там и жили. Их трудочасы, их подозрительность и рвение, очень во многом, обеспечивали существование тех диковинных коллекций-музеев-золотых клеток, в которые превращались усадьбы.
Следующий круг - люди, экономические привязанные к усадьбе/замку. Они могут быть даже кровными родственниками, никак однако не включенными в общение с хозяевами (троекуровские бастарды). Но большая часть - это просто люди, которые что-то время от времени чинят, привозят, рассказывают. Поменять одного на другого - легче лёгкого.
Архитектура русской усадьбы родилась из образа жизни таких вот "больших семей". Подобное было и в Древнем Риме, и в западной Европе, с её системой замков...
Если не брать заграничных случаев "медленного и аккуратного" распада социальной структуры, которую показали в "Аббатстве Даунтон", или государственно-принудительной консервации замков (Франция, покупка замка не позволяет менять внутреннюю планировку и т.п.) - что мы получили после 1917-го?
Read more...Collapse )