October 6th, 2019

"Синьцзян"

Синьцзян 20-30-х - это покруче любого вестерна. А теперь представьте, то там поселился живописец Рерих - который может что-то реально подшаманить, а не просто говорить умные слова. И не один поселился, а с большой родней, со сбежавшими казаками...  https://author.today/work/46689

Роман неспешно строился в соавторстве с Татьяной Адаменко.
Получилось что-то вроде сочетания исторического детектива и мистики. Реальные события смотрятся покруче многих выдумок. Для первой части романа это много, для первого тома - недостаточно. Начинаю выкладку, буду смотреть, что получится дальше :)

Общага валится...

http://dv-gazeta.info/dneprnews/v-dnepre-proselo-zdanie-studencheskogo-obshhezhitiya-studentyi-otselenyi.html

Кивают на пустоты под зданием.
Только откуда взялись эти пустоты? Нет ли там рядом каких раскопок? Может, роется кто?
Точно. Метро строят. Вот сорок лет там станцию строили - ничего не было.  А сейчас, как все перекопали, долбить начали - и пустоты появились...

"Джокер"

Акакий Акакиевич на тропе войны.
С тех пор как Джек Николсон показал во всех подробностях, как человек съезжает с катушек - "Сияние" - другим актерам тоже хочется показать себя в роли подобного уровня.
Кроме того, есть совершенно безотказная, в смысле давления на зрительские мозоли, тема маленького человека, который раз в жизни пытается огрызнуться, сделать что-то решительное.  И тут уже эталоном выступает фильм "С меня хватит" - когда пытающий сохранить видимость благополучия человек хотел добраться до работы, застрял в пробке, но потом пошел, пошел... пока не понял, что лечь в гроб будет лучшим вариантом.
Объединяем эти два посыла - и получаем "Джокера".
Маленький, душевнобольной человек. Неудачник, бедняк, дистрофик, изгой. Позитивная идея - давать людям хоть что-то хорошее, смех - совершенно не срабатывает. В сценическом шоу он может быть разве что карликом - уродом, смешным в силу своей неполноценности - но никак не заводилой-стендапером, не юмористом с тонкой игрой намеков или язвительными репликами. Но на первый взгляд - он полноценный человек. Зачем смеяться просто над слегка тормознутым клоуном?
Получается вечный тупик.
/ Как раз с карликом-то он и не поссорился, и карлик к нему нормально относился... /
Но есть в нём еще один талант. Он - без пяти минут юродивый - может быть резонатором для толпы. Он может сказать то, что у других на уме, и произнести это искренне, поверить в собственные слова как никто другой. Поставить жизнь на кон, обменять её на четверть часа славы, не из расчета заработать денег, а просто потому что "накипело".
Будь на улицах Готема хорошее время - рано или поздно нашел бы он такой номер, где люди бы смеялись над ним, но ему казалось, что над его шутками. Собачек бы начал дрессировать или белочек, или еще каких животных - чтобы быть человеком на их фоне, и одновременно любить их.
Но мрачная атмосфера, когда каждый кто-то оказывается лишним на этом празднике жизни, кого-то выкидывают, кого-то грабят, и так получается, что всех давят-давят-давят - она его окончательно превращает в бомбу.
В не слишком изобретательное орудие мести, страшное не своим коварством, а только эффектом неожиданности. Вот человек столько лет выносил оскорбления, терпел насмешки, а тут раз - и ударил в ответ.
Таких много. О злобности офисного планктона помнит любой толковый начальник охраны. О том, что бесполезный человек может чего украсть, знает любой сторож. Любая государственная система на раз-два выводит слишком нервных бандитов за скобки.
И от первого его убийства до финала - и недели не прошло. Даже не арестуй его в студии - взяли бы через пару дней, как полицейские в себя бы пришли.
Но Джокер таки сработал резонатором - на краткий миг общественных беспорядков он стал символом.
О, подобных страдальцев много было в последние годы (а еще больше пытались вылепить под очередную политическую кампанию). Сам по себе этот симвомл не может существовать, он почти бесполезен. Это чистой воды симптом общественного неблагополучия, как хрипы в груди.
Завтра он надоест толпе, и толпа сама рассеется по домам устав от погромов. Тогда мрачного шутника возьмут, и ждет его пожизненная камера в психушке.
Или начнется действительно серьезная заваруха, вроде гражданской войны. И тогда его убьют - когда он скажет что-то невпопад...
С очень маленькой вероятностью о нем просто забудут, и через несколько месяцев он вернется к прежнему своему ремеслу, пережив что-то вроде эмоционального варианта "Цветов для Элджерона".
Его жизнь легко читается.
Это ни разу не "комикс" в смысле гламурно-эпических боевиков.
Из "Шанели №5" сгустилась гоголевская "Шинель".