June 10th, 2020

Технологическое бессмертие новых предметов...

Возьмем условную шпагу 1700-го года производства.
Заслуженная вещь, которая в свое время побывала на поле боя, но теперь в музее. Её периодически реставрируют. Хоть сейчас из ножен - в бой.
Если не нравится шпага - то ларцы, табакерки, шкатулки - добираясь до хороших музейных фондов тоже обретают своего рода бессмертие.
Но можно сказать, что по назначению они не используются, и махали бы этой шпагой 300 лет подряд хотя бы на тренировках, она бы давно в иголку превратилась.
Возьмем часы. Механические. Собрали, скажем, в районе 1800-го. Напольная тяжеленная штука, в ней пуд ртути, и механизм подзаводится благодаря перепадам атмосферного давления (это единственный действующий "вечный двигатель"). Если менять пружину и шестеренки, то часики вполне можно считать вечными.
Но все это относительно простые вещи.
Технологическое бессмертие, скажем, современной доменной печи - это фантастика, потому как затраты на поддержание чудовищные, обслуживающий коллектив как минимум несколько десятков человек, и вокруг надо построить настоящий завод. Но это граница скорее экономическая. Если появится субъект, заинтересованный в подобном - какие вопросы? Скажем, в Союзе были явные проблемы с сохранением старой техники - антикварных автомобилей, тех же напольных часов и т.п. Для обычного музея нужны были неподвижные, спокойные экспонаты. Киношники не могли давать деньги регулярно (только на самые востребованные модели). Но стоило появиться прослойке богачей, спонсоров - появились частные музеи. И там уже может жить практически любой раритет.
Есть и технологическая граница бессмертия.
Её показывает АЭС.
Постройки, скажем, 1970-го года. Экономически она выгодна до сих пор - капитальные вложения уже сделаны, социальная структура под неё налажена, вся технологическая цепочка выстроена на пять баллов. Надо просто торговать дешевым электричеством. Но идет деградация стенок реактора, падает безопасность, и приходиться останавливать процесс. Однако сама станция построена во "второй трети прошлого века", с тогдашним уровнем технологий, и за половину столетия появилось много новых средств по реставрации, ремонту, восстановлению и просто нанесению грима :) Словом, реактор подштукатуривают, и он еще 5-10 лет вполне тянет. В итоге рядом успевают построить новый (если хотят) и цикл готов повториться - только теперь все рассчитывают на 80 лет.
Что изобретут за восемь десятилетий? Открытый вопрос.
Разумеется, термины "ремонтопригодность" и "жизненный цикл изделия" - придуманы уже довольно давно. Как подольше заставить реактор вкалывать - целые команды ломают головы. Равно как любой большой корабль, мост, небоскреб. Когда моральное старение предмета - еще не наступило, и он экономически выгоден в своей исходной, не музейной, роли.
Гайка - технологически бессмертна уже лет двести.
Реактор еще смертен.
И тут вопрос - где граница сложности, за которой наступает технологическое бессмертие?
Потому как если знать эту границу, или хотя бы прогнозировать, как она подвинется в ближайшей исторической перспективе - много чего можно в промышленности предусмотреть...