Проблема единства истории

Довольно интересный пост и некоторая дискуссия в комментах (с моим участием).
http://drakonit.livejournal.com/294632.html?view=2513640#t2513640.

Автор поста приводит фотографии линкора "Императрица Мария", эсминца "Новик", моста на будущем Транссибе, самолета "Илья Муромец" и ремонтного судна "Волхов" (до сих пор в строю). Общий вывод - Российскую империю нельзя считать отсталой аграрной страной.

На что я дал коммент "Можно было бы вспомнить и автомат Федорова, только упомянуть, каким тиражом выпущен ;) А так надо просто сказать, каким количеством выпустили "Илью Муромца".
Я это к тому, что могли, и могли очень многое. Но такой процент городского населения просто не тянул промышленный размах Первой мировой. И когда потребовалось в 1915-м дать фронту десятки тысяч пулеметов - спасовали."

Дальше понеслось :). Но проблема, не которую выходим (имхо), шире: одни и те же люди в 19147-м - патриоты, в 1917-м - отчаянные бузотеры, к 1930-м - державники и т.п. И понимание подобных трансформаций надо основывать все-таки не на Пикуле, и не на просто восхищении (а восхищаться было чем), а на расшифровке исторических процессов.
Поддерживаю
Более того, даже могу подписаться.

Нефиг все валить на коммунистов. Они не с Марса прилетели, между прочим, - вышли из той самой лапотной России.

И - факты рулят, конечно же.
У Евгения Белаша в "Мифах первой мировой" про это интересно написано.
http://ecoross1.livejournal.com/240644.html

вот тут.

Там смысл вкратце в том, что да, Россия в 1914 году имела хороший самолёт "Илья Муромец", но их было мало, и дальше они почти не совершенствовались. А остальные быстро развивались и к концу войны имели тысячи гораздо более лучших аппаратов.
Дело в том что на тот момент с экономической точки зрения в России не мог существовать капитализм, как самовоспроизводящаяся система. То что считают российским капитализмом начала ХХ века, это в основном капиталистическое перераспределение прибавочного продукта созданного докапиталистическими методами в российском сельском хозяйстве. А те капиталистические производственные предприятия, существовавшие тогда в России, в той или иной форме дотировались из сельхозсектора. Собственного прибавочного продукта производимого на этих предприятиях было недостаточно для их стабильного прибыльного существования (тем более под двойным гнетом своих буржуев и западных инвесторов). Причина этого кроется в том, что издержки производства у нас были гораздо выше, чем в европах или америках. Это и те издержки, которые описаны у Паршева, но главное было то, что воспроизводство российской рабсилы обходилось гораздо дороже, чем в других местах, куда начал проникать западный империализм, и рост стоимости рабсилы на российских капиталистических предприятиях шел гораздо быстрее чем везде. Если интересна эта проблематика, то посмотрите http://www.aha.ru/~intcentr/stoimrs.htm
Согласен: линкоры строили на деньги, зарабатываемые крестьянской общиной.
Пока мир - расход вооружения не так велик, можно держать хорошую армию. Но как война - ресурсов от крестьянства поступает недостаточно.
Более того в мирное время армия себя, можно сказать, окупала, ведь именно благодаря ей крестьянские массы содержались в состоянии сверхэксплуатации.

А вот советская власть сумела произвести невозможное, она сумела с одной стороны резко снизить стоимость рабочей силы, а с другой стороны повысить степень комфортности существования и уровень удовлетворения потребностей этой же самой рабочей силы.
Забавно выглядит в чём-то. Ощущение, что оппонент большую часть аргументов не воспринимает в принципе. Как бы разговаривает в полусне.
Угу. Сводить историческую науку к банальному истмату - это да, это мы проходили.
Это точно, в особенности если проходили именно БАНАЛЬНЫЙ истмат, и то мимо.
На любой ваш вопрос мы дадим ответ,
У нас есть "Максим", а у вас его нет... (не моё)

Это, конечно, жутко банально и даже пахнет философией силы. Но если нет пулемета, то дело плохо. Другая сторона, которая с пулеметом, начинает считать, что ей все можно. И чтобы переубедить, надо реально дать в зубы - или взять Берлин.