"Последний князь удела" Димыч

Есть вещи, которые выламываются из границ жанров, переходят границы, смешивают стили.
А есть - вполне "сидящие по фигуре". Вроде и прост жанр/подвид/прием, и мало что в нём сделать можно, но выходят гармоничные поделки.
И прост рецептом супчик, но с душой приготовлен.

Вот попаданчество, стандартное такое, технологически-пророческое, без особой психологической глубины, без уникальных исторических исследований, без гениальных управленческих решений.
Попаданец в еще не убиенного царевича Дмитрия.
Казалось бы, будет очередная полова - персонаж с бензопилой наперевес и "справочником выигранных битв" за пазухой. Но нет.

Что резко снижает качество текста о попаданце?

1. Герой быстро превращает ближних своих и дальних в особого рода марионетки. Хотя в реальности есть целый ряд ограничений:
а) попаданец сам как личность не Сократ с Гераклом в одном флаконе;
б) социальный статус попаданца может быть не очень, а даже если и очень - то самовластие имеет свои пределы;
в) социальная структура вокруг инерционная вещь;
г) мышление людей - тоже инерционно.
Что же мы видим в "Последнем князе"?
- герой часто ошибается, и незнание реалий мира, куда он попал, не исчезает во второй главе. Его окружают люди порой и владеющие лучше оружием, и грамотнее, и толковее в административных вопросах и даже истово верующие (неожиданный образ иностранного купца Джакмана - тот верующий протестант и порой сквозь корысть и угодничество проступает фанатичная вера);
- героя, пусть и родственника царя Годунова, воспринимают как ребенка и даже когда он с ближними кое-как налаживает контакты и начинает мастырить изобретения, все равно одергивают. И даже когда излечивает дочку Годунова и попадает в любимцы - его желания насчет уделов, потешного войска и прочее исполняются крайне неохотно;
- переделать сословную структуру герой и не особенно пытается, гуманизм скорее к конкретным людям проявляет, да и сама структура общества не дает себя переделывать;
- крестьяне все его предложения насчет троеполья, веялок и опыления (дельные, подкрепляемые деньгами и веялкой) воспринимают как блажь, причем не пять минут воспринимают, а несколько лет.
"Мне было крайне интересно, насколько удобна была в работе сооружённая по моим рисункам веялка. Староста долго искал тех, кто зимой провеивал княжье зерно. Явленные работники ничего конкретного сказать не могли, ограничиваясь лишь скупыми ответами.
-Свою рожь кто-нибудь от мякины и сора чистил на этой штуке?- кивнул я на первую сельскохозяйственную машину.
- Вроде Фролка пахнул жита,- почесав в затылке, сообщил сельский тиун.
-Больше никто?- полное отсутствие интереса крестьян к нововведению меня озадачило.
-Вроде нет. Баяли - изломаешь, мол, отвечай потом перед князем. Ну её, придумь сию, от греха подальше.
-Фролка чего ж полез?
- Да от дури своей природной. Говорил, де, семи смертям не бывать, а одной не миновать, дюже любопытственно как хитровина угличская семя веет. Коль он чего напортил, ты уж княже на него не шибко серчай, с малых лет он такой оплазивый,- доверительно сообщил мне девятковский староста".

2. Герой мгновенно начинает научно-техническую революцию. И плевать на физику-математику-химию. "Я паровую машину видал на картинке, а самолет вообще за крыло держал...".
В "Последнем князе" мы видим совершенно другую картину. Герой что-то помнит, но мало. Он налаживает аналог лаборатории, экспериментирует с "землями", рудами, металлами. И очень хорошо показано, что львиная доля открытий на него (человека из будущего) сыплется совершенно случайно. "Кузнец Акинфов нагревая манган в горне с углём, получил корольки из странного лёгкого металла. Опилки его не горели, из этого стало ясно, что найденное вещество не магний. Заметного улучшения металла от добавок этого материала в тигли тоже не происходило. Я решил пока условно считать мангановый камень окисью марганца, и при получении большего количества материала продолжить испытания." - и так постоянно. Метод научного тыка в разгаре :) "Вполне возможно в руках у нас было какое-то фосфорное соединение. В хозяйстве всё пригодится, поэтому неутомимому экспериментатору были даны очередные поручения:
- С водой остатки выпарьте, на морозе подержите, ещё как растворите, может извлечёте чего"
Нет, автор героя любит и технику уважает. Герой даже конверторное получение стали умудрился организовать, а перед этим домну поставил.
Но накопление технических знаний на основе эмпирического метода (при том, что героем помнится не так уж много) и умеренного знания металлургии - показано весьма фактурно. С неизбежными несчастными случаями, поломками, отходом от сложных "увиденных во сне" технических решений к более простым и т.п. Похожую на булат сталь получили сравнительно быстро, но настоящий булатный клинок выкован за все время лишь один (дорого, долго). Модель паровой машины есть - сделать в металле не выходит.

3. Герой знает будущее во всех деталях. Советует Кутузову, Сталину, Цезарю, предводителю пещерной орды Юмбе и даже мудрому удаву Каа. Герой читал первоисточники :)
В тексте есть пророчества "от высших сил", но более чем умеренного качества. Автор просто называет несколько тогдашних наименований городов и рек на территории современной Финляндии, Эстонии, Ленинградской области - читателю сразу понятно, что он этих названий почти не знает, карту не вспомнит и конкретным советом войску не поможет.
Аналогично и с общегосударственным масштабом предсказаний - точные даты голода, от которого зашатался трон под Годуновым, для героя загадка. Так что его пророчества скорее напоминают прогнозы современных политологов.

4. Герой быстро вводит в оборот современную лексику и главе в пятой персонажи уже болтают или как старички в доминошне, или как лаборанты в курилке
Не-а.
Язык 16-го века, конечно, не сплошняком. И даже не через одну фразу. Но постоянно вылазят новые/старые словеса. Вратарь, ералаш :)

Итого: карандашный набросок правильных пропорций. Красок нет, силуэт есть. http://zhurnal.lib.ru/d/dimych/knyaz.shtml
У Димыча самая грамотная альернативка... Жаль что прекратил....