beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

Военное превосходство народов моря?

Crustgroup в цикле своих недавних статей обосновывает гипотезу, о том, что основными предпосылками краха средиземноморских цивилизаций бронзового века были изменения климата и банальная нехватка олова.
Без олова стало невозможно получить бронзу - основной инструментальный материал эпохи. Соответственно, падение производительности труда на фоне растущих ожиданий (роста численности населения, рост государственных запросов и т.п. - перед эти вроде как "Золотой век", длительный период мира и установления дипломатических отношений между странами). Неизбежные взрывы недовольства, расползание анархии - и крах.

Здесь  - попытка путем сравнения показать, каков же был военный механизм этого процесса. Почему государства не удержались...

1996-м году случилось важное для военной истории событие. Вторая ядерная держава мира, обладавшая тысячами танков и самолетов, номинально громадной армией, сотнями умелых командиров, прошедших войну в Афганистане – по факту капитулировала перед несколькими тысячами чеченских боевиков. Боевики на момент лета 1996-го не могли вставит и одной полноценной дивизии. Но повторения битвы за Грозный – уже хватило, чтобы тогдашний главнокомандующий дал отбой.

Этот более чем поучительный пример надо постоянно держать в памяти, и проверять на первой чеченской компании, как на эталонном явлении, те проблемы, которые могут возникнуть у более сильной армии. Разумеется, другие примеры тоже будут.

Что касается исторических реалий – длины мечей, диаметров колес и просто способа боя – вот наиболее доступные источники:
1. Нефёдкин А. К. Тактика типичной колесничной битвы на Древнем Востоке в эпоху Ветхого Завета      
2. Нефёдкин А.К. Победили ли пешие дротикометатели колесничих? (по поводу гипотезы Р. Дрюса о причине падения средиземноморских цивилизаций около 1200 г. до н. э.).
3. Эварт Окшотт Археология оружия. От бронзового века до эпохи Ренессанса.
4. Robert Drews The End of the Bronze Age
Профессиональные историки припомнят на порядок больше источников, буду рад если укажут в ссылках.


Итак, в основных государствах мира тогда существовали колесницы – подвижные огневые площадки. И бой во многом был перестрелкой между ними, когда в полуброуновском движении, колесницы то приближались к противнику, то удалялись. Известной нам кавалерии практически не было (эту «кузькину мать» всем покажут скифы – лет на четыреста позже). Колесница стоила дорого, кони тоже не дешево. Аристократический род войск.


Пехота была очень разная – как по вооружению, так и по личному составу, боевому опыту и т.п. Где-то мелькало железо (пока еще космически дорогое), где-то обходились дубьем. Каменное оружие протянет еще не одну тысячу лет, так что общий уровень "условно" можно принять как "сержант" с хорошим бронзовым оружием, парочка рядовых вокруг с элементами бронзового вооружения, хорошо если лучник и дюжина вчерашних крестьян сзади - у ник как раз "одна винтовка на троих".
Умельцы той эпохи интенсивно экспериментировали с формой бронзовых мечей – историки спорят, лезвие или острие было важнее в тех мечах.

Имхо, я не согласен с тотальным именно военным превосходством народов моря. Колесница просуществовала как основной способ использовать лошадь в бою – еще 400-500 лет. Только более дешевая «подвижная огневая площадка» - привычный нам всадник с луком – смогла обеспечить вытеснение её с первых ролей, а дисциплинированная римская пехота смогла закрыть вопрос окончательно. То есть рассуждать о каком-то уникальном военном превосходстве «разбойников» – нельзя.

Другое дело, если мы принимаем предпосылку системного кризиса, основанного на недостатке основного инструментального материала (бронзы) и резких изменениях климата. Ситуация огрублено выглядела так: созидательная деятельность становится даже убыточной, потому как каждая из великих держав перегружена социальными обязательствами и обладает довольно устойчивой "общественной пирамидой". То есть молодой инженер ремесленник всем должен, но уже не справляется с налогами. И молодой чиновник обязан прикупить себе тогдашний вариант шестисотого мерседеса, но тоже не справляется с выбиванием податей. В результате людей много, но армию собрать невозможно - все слишком много друг другу "задолжали". И вот на порубежье хеттов и ахейцев местные запорожские чеченцы мелкие царьки с удивлением понимают, что резаться с козлами из соседнего городка это долго и малопродуктивно, а вот сходить в набег на столицу местной провинции (которая принадлежит метрополии), это вполне перспективно - там все равно армии уже и нет. Дальше - как в Чечне 1992-го. а) мочат и грабят всех чужих на своей территории, б) мочат и грабят ближних соседей.

Ватаги увеличиваются, а поскольку земледелие все равно не дает старой отдачи, да и некогда им заниматься - разграбление всего и вся становится единственным способом, которым полевые командиры могут поддержать лояльность своих дружин – замыкается петля обратной связи.

Поэтому военное превосходство народов моря – не в их замечательных плюмажах и не в мечах какой-то новой формы, а в социально-экономических предпосылках и (тут отрицать нельзя) в нескольких инженерных решениях. Перечислим их:

- для разбойников такого уровня отступление невозможно: если они добывают пищу именно разбоем, именно в бою, то война становится доблестью и основной добродетелью. Мобилизационная норма поднимается до невиданных высот – чуть не каждого четвертого можно пустить в бой. Народ платит за это снижением уровня образования, культуры и т.п. – расплачивается будущим за победы в настоящем.

- для египтян и прочих народов со стабильными социальными системами – армия суть довольно большая проблема. Ю. Латынина до того, как сошла с ума, хорошо описала её в цикле романов «Вейская империя»: сильная армия есть угроза собственной социальной пирамиде - этол прожорливая и жадная до власти толпа мужиков. Потому есть колесничие с бегунами (специальные солдаты – бегут рядом с колесницей, прикрывают от пехотинцев противника), есть какое-то количество пехоты (частью обученной, частью мобилизованных крестьян). Но стимула драться насмерть государство им не обеспечивает - такой стимул стоит очень дорого. Мы снова видим ситуацию времен краха Римской империи – варвары могут выставить на поле боя хорошо если 20 тыс. воинов – но другая сторона не может откопать и 20 тыс. настоящих мужиков. См. Россия в 1996-м или Украина сейчас

- в критической ситуации сейчас что делают государства? Бешеная пропаганда, развертывание производства вооружения (а олова нет…), призыв и т.п. (если изменения климата – то нет возможности оторвать много людей от земли, снова провал). В результате после каких-то военных поражений – начинают создаваться нормальные боеспособные подразделения. С которыми опять-таки страшно оставаться своим (это хорошо видеть на примере Кореи времен позднего Средневековья: вокруг японцы, маньчжуры, кто угодно – но правящая верхушка гнобит собственную армию со страшной силой// аналогична очень странная смерть генерала Рохлина - героя первой чеченской компании). Есть еще усложняющий фактор аристократии и других этнических элементов – беднякам и чужакам оружия лучше не давать. То есть фараоны и хетты не смогли повторить современные методы быстрой милитаризации. И она шла своим путем, анархическим.

- кодекс сражения. Нефедов говорит об этом мало, но, имхо, достаточно ясно: если есть элитный род войск, где служат аристократы, которым про людей с той стороны фронта все известно, которые с врагами завтра торговать будут, а послезавтра выдавать за них дочерей – то соблюдение кодекса становится делом чести. Бой отчасти превращается если не в игру (пусть и со смертельными случаями), то в действие, опутанное множеством условностей. Не первый и не последний случай в истории человечества – Хёйзинга описывает множество подобных трансформаций. И сегодня нам говорят о запрете противопехотных мин, о запрете химического оружия и т.п.

Выход из такой игры всегда болезненный. Первая чеченская война в России прошла фактически в когнитивном диссонансе, который обеспечивали не только СМИ, но и привычка в восприятии войны, созданная культом ВОВ. Общество не понимало, как надо бороться с бандитскими формированиями. При взгляде со стороны, только через телевизор – один из переломных моментов был во время набега Радуева на Кизляр. Это даже не Комсомольское с тридцатью восемью снайперами, а безвестный блок-пост, гарнизон которого сдался боевикам, видя у них людей в заложниках. Даже в тогдашних репортажах было осуждение сдачи.

- борьба с отморозками есть выигрыш будущего, но не приносит добычи в настоящем. То есть, потратив ресурсы и человеческие жизни, вы лишь обеспечиваете какую-то долю безопасности – возможность развития. Чтобы в настоящем оправдать свои действия, свои требования подкреплений, нужны трофеи (которых нет или почти нет), рабы (которые отморозки, и которых не приспособишь в дело, разве что в личную охрану, как и поступил фараон). Или надо осваивать, окультуривать территорию. Что опять-таки сейчас сделано в Чечне – но половинчато.

- системный кризис это всегда перманентный недостаток оборотных средств. На всех уровнях общества. Следовательно, есть широкие возможности для подкупа. Тех самых чиновников, которым не хватает на мерседес – очень много. И полковников, которым неприлично уходить со службы без построенной солдатами дачи – тоже много. И сержантов, которым не во что одевать детей - хоть отбавляй. Если вспомнить те же 90-е годы, то один из ярчайших образов – братья Михаил и Лев Черные. С небольшим чемоданчиком денег они приехали в Россию, становится олигархами от металлургии. И почти стали ими. Можно вспомнить тех же чеченских боевиков, которые за сотню долларов проезжали многие блокпосты.

А теперь спроецируем эту ситуацию на кризис бронзового века: у людей, ограбивших один город, будет золото для подкупа стражи второго города. Разумеется, тут нужна хитрость, не все удается. Но «центру» для поддержания стабильности требуются экстраординарные меры, которые может предпринимать лишь политически сильная власть.

- для набегов требуется превосходство в мобильности и крепкая база. Народы моря явно имели флот, который мог доставить десанты в точку «Х». Им не требовалось глобальное военное превосходство – речь шла лишь о локальном. Раздергать корабли противника ложными набегами и нанести удар по самому богатом городу – вот об этом мы читаем в последних заметках хеттских архивов. «Все ушли на фронт, а я как дурак с чистой шеей».

Надежной базой стал Кипр. Его однозначно выделяют, как территорию, не так сильно пострадавшую от набегов и достигшую явного процветания в ту сотню лет, пока прочие державы рассыпались или еле держали оборону.

Итак, есть модель набегов, в который участвуют люди, которые

А) работают семейным подрядом не за страх, а за совесть

Б) профессиональные войны в самом прямом смысле слова;

В) могут обеспечить локальное военное превосходство;

Г) у которых есть своя, почти неуязвимая база.

Крымские татары – самый близкий пример.

Египтяне сократили фронт борьбы – долину Нила смогли перекрыть, а дельту оставили – её морское побережье тянется на десятки и сотни километров, его не защитить. На прочих землях победили местные разины и пугачевы. Началась Руина. Кто кого предавал, кто в каких стычках побеждал – сейчас разобраться уже почти невозможно.

Tags: Война, Философия техники, размышлизм
Subscribe

  • Мотив "обмануть Китай"

    Не знаю кем, как и кому сейчас на Украине даются гарантии, вешается лапша на уши или просто разъясняется линия партии, но там должен присутствовать…

  • Еще индустриальности и выводы по Китаю...

    Сталь только с 20-го года. -Штаты - индустриальные чемпионы 20-50-х, причем очень уверенные. На 1939-й - опережают Союз и Германию в 3 раза; -…

  • Новелла завтрашнего дня

    "Китай и талибы" Когда оттуда уйдут США и не придет РФ, то там появится Китай. Каким образом он это сделает? Совсем забросить пограничную…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments