beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Украина - выборы и корни периферийности

Многие пишут по прошедшим выборм - я тоже напишу.



1.      Мировая пирамида разделения труда.

Есть множество привычных картинок о разделении труда в обществе: на вершине фараон, внизу массы рабов.

Государства в мировом масштабе организованы по схожему образу, лишь немного в другом ключе. Такие вот рисунки – прекраснодушный обман.

 158_1

И чтобы понять  в чем именно обман - оглянемся на технологическую пирамиду.

Есть стандартное представление об этой пирамиде, связанное с этапами изготовления продукции.

Вот шахта – дырка в земле, из которой берут сырье (золотоносную породу, марганец, бокситы). Вокруг живет тысяча человек, которым едва хватает на хлеб.

Вот шахта плюс обогатительная фабрика – продают концентрат руды. Уже есть вменяемый поселок с каким-то образованием и медициной.

Вот уже нормальный завод, который производит конечную продукцию – вокруг сытые и хорошо одетые люди. Есть школа, детский сад и дом престарелых.

А вот университет и торговый центр – в одном создают новые технологии, в другом реализуют продукцию – вообще красота, сплошной хай-тек.

Ну, и финал – скромная конторка, которая задает стандарты – как технологий, так и финансового оборота. Тут даже неприлично показывать свое богатство.

Соответственно, всех призывают повышать свое место в этой пирамиде производства. Если ваша страна перейдет от добычи руды к производству проката – все будет хорошо. Прогресс. Если перейдут от проката – к изготовлению готовых труб и метизов – еще лучше.

Правда? Правда. Но в чистом виде рассуждения о прогрессе работают при развитии мировой экономики, при повышающемся тренде, при всеобщем росте и достатке ресурсов. А вот при мировом кризисе к этой схеме требуются дополнения. Потому как начинает работать принцип «Умри ты сегодня, а я завтра».

Как проявляются эти дополнения?

Вспомним изречение, которое многие прочитали в "Дюне" Ф. Херберта: "Контролирует вещь тот, кто может её уничтожить". Это логика шантажиста: два человека сидят у одного источника, оба пьют воду и торгуют водой, но один может закрыть источник. Естественно, он потребует себе львиную долю выручки.
Кому легче сломать пирамиду производства? Мы ведь это уже проходили. У нас все было. Перестройка в СССР с плавным переходом в 90-е.

В первую голову, конечно, могут все поломать те, кто задает стандарты. Разрешили ударно обналичивать те виртуальные, безналичные деньги, которыми обменивались заводы в СССР? Инфляция – раз, заводы без оборотных средств – два, производство останавливается – три. Тысячи людей рвут на себе волосы, но поделать ничего нельзя – деньги утекают сквозь пальцы. Сейчас ребята в ФРС могут насолить отдельным странам очень серьезно. А рейтинговые агентства так вообще каждый день кошмарят. И основная проблема здесь в том, что стандартны сейчас – распространяются почти на всю планету. Другой глобус вам в Центробанке не предложат.

Во вторую голову – нет, не университет. Торговля. Университет когда еще сорвет планы по созданию новых технологий, а вот торговля да – своей наценкой парализует все очень эффективно. Дорого. Срыв поставок. Дефицит. Если на рынке есть явная или скрытая логистическая монополия – и мимо торговой сети №13 вам не пройти – то эта сеть делает, что хочет. Производитель стоит перед ней на коленях, а у него требуют денег только за право "поставить товар на полку". К логистическим монополиям стремятся все наши торговые сети. Локально многим удается их получить. И если не монополии, то олигополии – три-четыре игрока на рынке, которые договариваются о своих правилах. Попробуйте продать, скажем, книгу, без торговой наценки в 30%? И 30% - еще нормально. Это очень и очень хорошо. Обыкновенно книга дорожает вдвое.

Дальше - завод. Этот останавливается с трудом, но если производство сворачивается, то мало не кажется никому. Особенно, если нечем заменить продукцию. Однако же завод – локальное предприятие. За бугром стоит, возможно, точно такое же. Если есть чем  заменить продукцию своего завода – импортом – на бастующих заводчан можно не обращать внимания. «Пусть за вход платят», как шутили в 90-е. А много ли в мире совершенно уникальных производств? Совсем нет. Замечу в скобках, что уникальный товар очень часто нужен для прорывных, качественно новых проектов. И в растянутом «сейчас» – а любой кризис это очень растянутое сейчас, про завтра не думают, вчера не помнят – можно плюнуть на проекты. Да на очень многие вещи вроде обновления инфраструктуры можно плюнуть. Критически важное – импортировать. Так что заводчане могут свою зарплату фонарными столбами получать – другим продуктом не выйдет.

Наконец, «шахта». Если вам сырье этой шахты требуется каждый день и каждый час, то именно её владельцы станут «хозяевами положения». Газпром – что-то очень знакомое. Если сырье требуется раз в год и есть альтернативная поставка по первому свистку – шахтеры могут кушать свой продукт сами. Вместо хлеба.

А университет? Кому он нужен. Пока противник не изобрел, не ввел в строй и не применил качественно новое оружие (или технологию, которая нарушает твою монополию) – плевать на свой университет с высокой башни. Пусть дипломами торгуют. Пока за них еще платят.

 Вот так получается, что мировое распределение труда – и денег, которым оплачивается этот труд – одновременно подчиняется принципу созидательного развития, принципу мексиканской дуэли (кто первым испугается, бросит оружие) и принципу «пусть у соседа корова издохнет». И если ты доволен прибылью со своего предприятия – будь то тысяча долларов с прииска в день, или миллион с завода в час, если не слишком зависишь он конъюнктуры – то плюешь на всех. Пока к тебе не приедут засевать демократию. А если ты сам сеешь демократию в мире, если у тебя авианосцы и есть возможность поддерживать уровень жизни в своей стране – остальной мир «может потерпеть».
Исключения – редки. Когда в 1973-м производители нефти (в данной модели «шахтеры») смогли нормальную блокаду организовать – сразу обогатились. При общем тренде на развитие индустрии – они оказались владельцами уникальной шахты. И то, очень скоро финансовые потоки вернулись в США.

Сейчас, когда сворачивается мировой спрос, когда безработных больше, чем социальных пособий – множество предприятий, которые до того  производили вполне годные товары – оказываются не у дел. Хорошая пожарная машина? Нет. Спасибо, мы импортируем вдвое меньше, чуть дешевле. Хороший телевизор? И на компьютере фильмы посмотрим. Хороший станок? Нет, нам не до того.

Производства могут быть успешны, если для них специально подготовлен рынок. Как удобрено поле под зерно. А если нет крепкой таможни, нет лизинга – задушат ваше производство. Как вполне успешно сдерживают восстановление российской авиации.

Прилучается, что почти любой локальный ущерб – допустим. Завод, шахта, АЭС – плевать. Купим поменьше, импортируем, разрулим. А вот глобальные игроки – торговля и стандарты финансового обращения – пока работают в пользу своих владельцев. Как часы работают – опустошают карманы.

Следовательно, каждый товар остается изолированным. Такие серьезные комбинации, какие провернули китайцы с редкоземельными металлами – единичны. (Они фактически монополизировали добычу, а потом взялись за монополизацию продуктов из них).

И такая логика будет работать, пока не наступит край, обвал. Когда вот этот завод уже нельзя отключать. Когда без этих ремонтных мастерских нет авиации. А без этих – флота. А без этого рудника – тьфу, а не рудник, плюнуть и растереть – фатально не хватит того же галлия. А без галлия не получится делать матрицы для цифровых фотоаппаратов.

Но даже обвал – редко бывает одномоментным.

Даже экономика Союза в 1991-м не схлопнулась одномоментно.

На дороге в ад присваивающей экономик и тотальной анархии – есть ступеньки.

2. Деградационный потенциал

К чему это длинное предисловие?

Украина – что уникального она может дать миру? Как в логике роста, так и в логике кризиса. Что у неё есть такого, чего больше ни у кого нет?

С 1991-го на полную мощность включилась именно логика кризиса. Цены поднять к небу. Не берут товар? Продать завод на металлолом. Купить чиновника, чтобы приватизировать следующий. Продать на металлолом. Потом пойти дальше. И довольно много продали.

В международном масштабе это ярче всего вылилось в проблему транспортировки.

Газопроводы и шантаж с ними. Чистая, незамутненная логика кризиса. Дайте газ подешевле, а то будет плохо. «Разедем газ под этой трубой и пусть взрывается» - как высказался на шоу Савика Шустера несколько лет назад некий представитель народа (с западной Украины). Эта шарманка-пугало исправно работала все 90-е и часть нулевых готов. Но потом ситуация поменялась:

- обходят страну газопроводам. По дну морскому прокладывают, лишь бы не через Украину;

- Украина не удержалась как субъект на переговорах. Все равно, как если бы саудовский эмир продал всю нефть за бутылку виски. Контракты Тимошенко стоили дороже, но эффект тот же.

С нефтепроводами Украина уже не монополист, не решающий транзитер. Думали качать в противоположном направлении, но тоже не вышло (история с нефтепроводом «Одесса-Броды»).

Есть еще аммиакопровод «Тольятти-Одесса». Уникальная конструкция, и легко можно баловаться с её перекрытием (чем и занимались даже в 2012-м), но её мало в масштабе страны. Денежные потоки не те.

Было ведь много газопроводов, железных дорог, портов, автодорог. Но ведь не все пустили на металлолом, не все продали (как черноморское пароходство).

Каким же чудом что-то осталось в руках? Не свалились в бездну. А спустились на пару степенек?

Если вспомнить, что одному для хорошей жизни требуются хотя бы антибиотики, а второму хватает и куска хлеба – можно представить, что общество готово деградировать на определенную величину. А если попытаться опустить уровень жизни еще немного – последует «отскок». Люди попытаются любыми путями восстановить что-то хорошее из прошлого. Следовательно, в обществе, в техносфере этого общества есть «деградационный потенциал» - те ресурсы, которые можно израсходовать, не встречая тотального сопротивления/отпора и предоставляя какие-то возможности отдельным группам населения.

Вот крестьянин зимой – есть нечего. Забил единственную тягловую лошадь, детей накормил. Весной надо пахать на себе. То есть сегодняшний прибыток разменивается на уменьшение возможностей завтра. При этом детей он забивать на мясо не будет – скорее сам умрет.

Этот самый размен можно проводить с умом, а можно совсем плохо.

Скажем, Чечня в 1991-1999 – не смогла провернуть сделку с обменом индустрии и образования на статус независимого государства. Дудаев позакрывал университеты, разогнал школы, медицину. Отдал имущество местного нечеченского населения на поток и разграбление. И русским там пришлось несладко. Деградация шла, но какое-то время чеченцы плевать хотели на будущее – здесь и сейчас они обогащались. Вот и квартира новая, и машина, и оружие – ой как хорошо жить. Они готовы были драться за свое богатство. Войну вели. А в 1999-м попали в Средневековье - медицины нет, образования нет, транспорта мало.

И когда армия России пришла не только с артиллерией, но и с медикаментами – значительное число людей стало сотрудничать с федеральной властью.

Прибалтика на этом фоне смотрится идеалом. Ребята разменяли свое бытие в качестве развитых промышленных территорий на статус «элиты» и вхождение государств в официальные европейские структуры. И все нормальненько – по официальной статистике в Эстонии даже начался рост населения.

Итак: если спуститься в разделении труда на несколько ступенек, то сократив потребности своего населения (и население тоже) – можно будто из пустоты вынуть ресурсы, которых хватит на десятилетия существования.

Условно говоря: Украина раньше делала корабли, теперь делает металл. Людей поменьше стало вокруг заводов, но есть концентрация капиталов и роскошные резиденции. С алюминием грустно вышло: первичного алюминия Украина сейчас вроде как не производит. Заводики были, но «делись». Глинозем только идет на экспорт. С нефтехимией тоже нехорошо получилось – заводы почти не работают, надо бензинчик покупать.

Разумеется, этот процесс не однороден для ВСЕЙ территории страны и для КАЖДОГО завода.

Есть Южмаш  - он требует отдельного разговора.

Есть, к примеру, «Мотор Сич» - газотурбинные двигатели для самолетов и вертолетов. «Доля «Мотор Сич» на российском рынке в 2010 г. снизилась до 30 % по сравнению с 50 % в 2009 году. При этом доля азиатских стран в структуре экспортных поставок «Мотор Сич» стала расти, в частности, за счёт Китая».

Есть разнообразные трубы. Есть производство колес для вагонов (кстати, в Днепропетровске новый завод по их производству весь 2012-й открывали. Открыли. Передовой завод, без шуток). Хорошо? Местами. Харцызский трубный завод был единственным предприятием в СССР, выпускавшем трубы большого диаметра. Но вот незадача: Россия зверски наращивает производство своей трубы, и трубы большого диаметра – особенно.

Уникальность товаров, произведенный на Украине, для какого-то потребителя утрачивается, но товар вполне неплох и на мировом рынке пока берут (надеюсь, и дальше будут брать).

То есть от тактики тотального перекрытия задвижек в период первоначального накопления местный капитал дошел до тактики продажи заменимых (зерно, колеса, прокат) товаров. От анархии удержались.

Но как там будущее? Как с ним?

Стандарты финансового оборота (в широком смысле – от правил бухучета до конвертации валюты) – чужие.

Система торговли – частично своя, во многом централизованная.

Заводы – во многом лишены уникальности. В кризисе такие могут выживать только снижая издержки.

Наука… Не будем.

Сырье – частично работает.

Это картинке «периферийной экономики». В Аргентине – скот, на Украине – зерно. В Чили - медь, на Украине -  прокат.

Вот потому Украина - периферия от которой очень мало зависит.

С помощью этих понятий – мирового разделения труда и деградационного потенциала - и надо анализировать результаты выборов на Украине.

Регионалы (и стаи «тушек» - продажных депутатов) – последовательно воплощают концепцию периферии. Строятся элеваторы для вывоза зерна (и в Днепропетровске). Кое-как поддерживается инфраструктура. Помалу деградирует производство, но основные товарные позиции – держатся. С одной стороны – накрылось сборочное производство автомобилей, с другой – вроде как достроят несколько энергоблоков и обещают завод по производству ядреного топлива. Прокладываются дороги.

Естественно, произведенного продукта на всех не хватает. В стране миллионы «лишних» людей. Закреплено неравенство. У миллионов людей остается лишь призрачная надежда подняться из преддонья.

«Страной управляешь ты» – слова обращены к избирателю, но почему-то многие воспринимают их как слова человека на портрете, которые он говорит зеркалу.

Фото3410

«Свобода» - о, она привлекает многих молодых. Ведь принцип «отнять и поделить» при виде чужого «мерседеса» очень хорошо доходит до подсознания. Замечу, это не коммунистический принцип, хотя многое свободовцы взяли из коммунистических программ.

Отнять у кого? У богатых. Опасно. У евреев? Тоже опасно. Как быть? Надо повторить тот трюк, который провернули латыши и эстонцы – объявить неполноценной часть населения Украины. Тогда возникнет очередная ступенька в деградационном потенциале. Будто из пустоты возникнут ресурсы. Многим конкретным парням можно будет серьезно «подняться». Если взглянуть на систему распределения дотаций Украины по областям – и так давно наблюдается перекос не в пользу юго-востока. А этот перекос еще можно усилить. Творчески развить.

В этом смысле «Свобода» - действительно политическая партия. У них есть программа: интегральный украинский хутор. Только вот они ближе находятся к Пол Поту чем все украинские коммунисты.

«Батькивщина» (Яценюк-Тимошенко) – некая средняя величина между этими кристаллически ясными крайностями.

«Удар» - аналогично.

КПУ. Увы, при многих правильных словах – куда меньше правильных дел.



Tags: Политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments