beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Сборник «Воины»

Эпиграф должен произноситься голосом Охлобыстина из фильма «Соловей-разбойник»
- Я, конечно, от армии человек бесконе-ечно далекий… Но!

Обложка Воины сборник

Что интересного может быть в войне? Если убрать как юношескую наивность, так и старческий пессимизм, то получаем три составляющих:
- зрелище. Схватка вообще довольно занятная штука. Военные действия – тоже. А если их описанием занимаются фантасты? Драконы и звездолеты, охотники на мамонтов и боевые треножники;
- трагедия. Очень широкий спектр – от слезодавилки до эпоса. Враги сожгли родную хату, а через тридцать лет в сражении пал лучший войн их империи.
- смысл. Ради чего ведется война. Это может быть и самым скучным, и самым интересным вопросом. Причем месть врагам и красота схватки тут лишь первые этапы понимания проблемы.
Как? С кем? За что? – вот, имхо, три вопроса.
И вот сборник отвечает на них очень неравномерно.
Зрелищность имеет место быть в превосходной степени. Даже если герои не сражаются, а молча умирают на кресте, или перегоняют самолеты от одного тылового аэродрома к другому – авторы заботятся о «фоне». А уж когда в ход идет описание битв – любо-дорого почитать.
С трагедией – во многих текстах решительный успех. Есть умирающие войны, есть скучающие войны, сомневающиеся, отчаявшиеся, полные надежды – любые. И коллизии для них. Самые головоломные.
А вот со смыслом – несколько хуже. Для чего это все? Тут слишком многие авторы либо играют в молчанку, либо дают такие объяснения, что лучше бы уж молчали. Соответственно финалы у многих текстов как бы обрублены. В придачу к батальной развязке не желает наступать мировоззренческая.
Разумеются, скажут многие, перед нами сборник про воинов как людей, а не про войну, как историческое явление. Потому нужно искать личные мотивы, а общественные – подождут. Да, с личными мотивами почти во всех текстах – полный порядок. Но сколько-нибудь сложная война, показанная глазами рядового  - это чистый хаос. Это загадка. Это тайна. Кто куда бежит, отчего стреляют и как быть дальше – ничего не ясно.
И вот этого странного метельшения в текстах – с перебором. «Туман войны» слишком густой.

Теперь по текстам (жаргонизмы употребляются для колорита, а спойлеры встречаются неожиданно).
1.    «Короли Норвегии». Викинги бухали. Утром корабли вышли из пункта А в пункт Б с целью начистить рожу негодяю С. Феодальная разборка. Личный состав большей частью полег в финальной битве, но главный герой, уже пленный, в процессе казни, выполнил задумку. Дальше главному герою и его корешу надо становиться королями. Обет дан. Если вам нравится про  викингов – строго для вас.
2.     «Вечные узы». В ближайшем будущем нейрохирургия позволяет объединять человека с машиной. Солдаты-роботы (большие), управляемые людьми. Но люди нужны особенные и еще связанные между собой. Потому есть группы, в группах романы – романы невиданной интенсивности и эротических переживаний. Немного напоминает «9 жизней» Ле Гуин, только тут утрачена будет лишь одна жизнь. Герой в итоге женится на посторонней женщине.
3.    «Триумф». Два дружбана-римлянина попали в Карфаген. Как пленные. Одного подвергли мучительной казни и он медленно умирает, второй просто раб. Второй нашел способ убить первого, облегчить уход.
4.    «Чистый лист». Некая гражданка для устранения детской психотравмы (педофилия) начинает методично истреблять своих половых партнеров. Психологизм есть, интрига выдержана.
5.    «Вестники Господни». Из планетной системы А (фундаменталисты) в планетную систему Б (либералы) подослали генетически доработанного фанатика со специальным голосами бесов в голове. Голоса – чтобы фанатичнее был, чтобы боролся с ними. В процессе покушения фанатика поймали, но он сбежал. Бесы выпали. Думает, как жить дальше. Вполне себе боевичок, без лишней рефлексии, хоть автор и пытается её изобразить. Аналогии с современностью – слишком прозрачны.
6.    «Солдатское житье» - дикий запад. Двое цветных записались в армию, и была у них стычка с индейцами. Фантастики не очень. Колорит – вестерн он и есть вестерн.
7.    «Dirae» - некая женщина, которая подверглась нападению и сейчас в коме. Она создает призрака-супергероиню. Этот призрак, в стиле Бэтмена – перемещается по мегаполису и предотвращает убийства, ограбления, изнасилования. Сам текст – это один прыжок за другим. Один эпизод за другим. В максимальном темпе. Но вот приходит время – женщине-создательнице пора. Просто пора. И призрак-супергероиня душит её.
8.    «Армейские традиции» - осада Квебека в Семилетнюю войну. Военные действия описаны вполне реалистично – главный герой смотрит на все с английской стороны. Плюс описание салонных развлечений, любовных интрижек, пристроенных бастардов. Вещь скорее историческая, чем фантастическая. Приятный неторопливый стиль.
9.    «В семи годах от дома» - помесь «биологических» вещей Ле Гуин и «Аватара». Планета, два континента, на одном техническая цивилизация, на другом биологическая. Понятное дело, технической нужные месторождения. Начинает колонизацию второго континента. «Апокалипсис сегодня». Но вторая сторона начинает выводить всяческих тварюшек, которые жрут металл. И микробов начинает выводить. И животных модифицировать. (все – без средств контроля за генетическим кодом, ну чисто эльфы) Сюжет показан глазами женщины-посла, с Земли. Она вроде бы человек гуманный, но и «эльфо-индейцев» жалко, и сама она – дипломат. В итоге эльфо-индейцы вывели вирусы, которые пожрали всю технику, истребили девять десятых населения той стороны. Героиня обиделась, покаялась, отправилась на Землю, в тюрьму.
10.    «Орел и кролик» - Рим и Карфаген, только обратный случай. Последние беглецы из Карфагена укрываются в пустыне. Их находят римляне. В пути к морю через пустыню осуществляется поговорка «разделяй и властвуй» - римляне хотят получить одного надсмотрщика из массы рабов. Но карфагеняне не желают делиться на враждующие атомы… Есть добротный психологизм, хотя ближе к финалу он сбивается в достоевщину.
11.    «Яма» - история о собачьих боях и собаке, которую забирают после таких боев в дом. Самая мелодраматическая история во всем сборнике. Слезодавилка, если на то пошло. Общий фон – современность, городские «низы».
12.    «Из тьмы». На примере таких текстов понимаешь, что бред в стиле «Битвы за Лос-Анжелес» или «Дня независимости» - это не чисто киношные флюктуации, тут была литературная основа. Итак, некие агрессивные инопланетяне из галактического содружества рас. Припёрлись на Землю с целью колонизировать. Прошлая экспедиция была 500 лет назад, но за это время земляне нехило продвинулись. Главарь захватчиков в сомнениях. Но решает, что планета хороша, надо брать, а такие вот хорошие аборигены – на рабов пойдут.  Как результат первого удара – уничтожены все высокотехнологические точки сопротивления. Инопланетяне спускаются – и начинается партизанская война. У инопланетян нет постоянной поддержки с воздуха (?), у них шумные беспилотники (?), у них танки, которые пробиваются из гранатометов (?). Наконец, психологический портрет землянина они составляют уже через пару недель после начала вторжения. Выясняется, что землянин предан не своему виду или расе, а ближайшему окружению (семье). Потому оставшиеся будут драться до упора. Главный герой от землян – американский военный, которого вторжение застало над Румынией (летел из Афганистана). Партизанит с командой таких же как он американских военных. (тут не хватает голосом Задорнова «а пришельцы тупы-ы-е») Потом встречает (вы не удивитесь, совершенно не удивитесь) графа Дракулу с отрядом румын. Объединяются. И вот когда инопланетяне, потеряв половину десанта, решают что свалят с планеты, и все сжечь – Дракула и американский военный прорываются на главный корабль пришельцев и душат ихнего командира. Остальная эскадра так же идет лесом.
13.    «Девушки из Эвенджера». Женщины-пилоты, 1943-й, тыловые перегоны самолетов. Две приятельницы. Одна из них вдруг пропадает, отчет о крушении засекречен. Вторая, преодолевая мужской шовинизм, раскапывает, что ухажер первой во время тренировочного полета задел крыло её самолета – крылом своего. Получился таран. Мстить нельзя. В результате – вторая приятельница идет на фронт пилотом. Если вам нравится читать про эмансипацию – ваш профиль.
14.    «Древние пути». Среднее Поволжье, 2055-й, техники больше нет. Молодой казак в стычке с татарами + на стороне казака некий неизвестный воин. Они объединяются и прутся в Астрахань, освобождать принцессу. На этом приключение не заканчивается – молодой воин оказывается девушкой, принцесса – её сестрой, а казак все не может выбрать, с которой из них переспать. Из этого легко можно сделать цикл романов конанизма средней интенсивности.
15.    «Ninienslando». Первая мировая, западный фронт. Нейтральная полоса. В её глубинах окопались уцелевшие солдаты. Дезертиры с обоих сторон, которые решают переделать мир. Говорят на эсперанто. Продовольствие и амуницию воруют у обеих сторон. В сумме их десятки тысяч. Перемирие – и они расползаются, уничтожая следы своего пребывания.
16.    «Рецидивист» - Земля после становления ИИ, а потом и их ухода (?). Европа сталкивается с Америкой. У человека может возникнуть собачья голова. Пустеют целые мегаполисы. Время ужасных чудес. И вот некий человек пытается провести некую, совершенно непонятную комбинацию. Чтобы воздействовать на ИИ. Ничего не выходи.
17.    «Имя мне легион» - драка за Сирию (Дамаск) летом 1941-го. Драка между французами. Очень много исторических отсылок, колорита, экзистенциализма, рассуждений о чести.
18.    «Защитники фронтира». Посреди пустыни – относительно пригодные места для жизни. Есть форт в котором не наберется и двух десятков человек. Есть противник – почти исчезнувший. А когда-то людей в форте было около десяти тысяч. Дозор, охота на бегемота, снова дозор. И вот убит последний солдат противника. Надо идти домой. Но куда – уже мало кто помнит. То есть не помнит вообще. И хоть от женщин в местной деревеньку у солдат не рождаются дети – женщин решено взять с собой. Начинается возвращение, но ясно, что через пустыню они не дойдут. И что случилось с империей, которая их послала тоже непонятно. Главный герой убивает капитана. Форт – все что остается этим солдатам.
19.    «Свиток» - впечатляющее подражание Борхесу. Французский инженер, подчиненный Вобана, попадает в плен к некоему африканскому (Алжир, Марокко, Тунис) правителю-деспоту. Тот, потомок Мухаммеда, предсказывает судьбу пленного, пишет несколько строчек в свитке, а потом требует от пленного убить человека. Пленный – не желает убивать. И вот деспот развлекается, убивая на глазах пленного то одного, то другого товарища по несчастию. То француза, то англичанина, то мальчишку-посыльного. И со временем пленный начинает мучиться не столько смертями вокруг (хотя от этого страдает), сколько предначертанностью своей судьбы в свитке. В итоге, когда в свитке остается лишь одна надпись он освобождается путем самоубийства, но его сын попадет в те же жернова.
20.    «Таинственный рыцарь». Ну, Мартин. Ну, одна из историй за «много-много лет» до основного цикла событий «Песней…». Ну, есть странствующий рыцарь и мальчишка, который – косвенный наследник престола (что санкционировано нынешним правителем). Есть заговор и его разоблачение. Интересно читать, живые образы, вменяемое фэнтези, но уровень интриги чуть пониже, чем в «Песнях».

Итого: яркая, но неровная подборка. Если вы милитари-фанат - приобретайте смело. Если вы увлекаетесь фантастикой - имеет смысл подумать.
Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments