beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

Сеанс одновременной игры...

Гнилой и похабный Брестский мир был формальным итогом поражения Российской империи в Первой мировой.
Спортсмен подошел к штанге, поднял её, но положенного времени не удержал.
Тут можно долго говорить о предпосылках и т.п. - но пост совсем о другом.
О той игре, которая шла непосредственно на переговорах (с 20 ноября (3 декабря) 1917-го до 3 марта 1918 года).
Если просто посчитать количество досок, партии на которых пытались учитывать переговорщики - получается весьма круто.

Имеем:

- дипломатическая доска (кто на кого как посмотрит прямо за столом, кто кого загипнотизирует, и кто сболтнет лишнего);

- военная доска (распад армии России, но одновременно распад армии Австро-Венгрии и Германии - но более медленный. Материалов профессиональные историки накопают целый вагон, я скажу только о самом известном: Первым вооружённым восстанием в военно-морском флоте Австро-Венгрии было Которское. Оно началось 1 февраля в Которском заливе на Адриатике. Началось восстание с бунта на крейсере «Санкт-Георг», позже к восставшим присоединились экипажи ещё 42 судов и рабочие порта. Восстали в основном матросы, принадлежащие к национальным меньшинствам империи — словенцы, сербы, хорваты, венгры. На судах создавались ревкомы. Восставшие требовали немедленного заключение мира с Россией на её условиях — то есть самоопределение народов Австро-Венгрии. 3 февраля из военно-морской базы Пула к бухте подошли несколько подлодок, по суше к порту была переброшена пехота. В тот же день восстание было подавлено, около 800 человек арестовали, всех руководителей расстреляли /все цитаты - из Вики/)

- революционная доска по ту сторону фронта (вдруг, ну вдруг там революция прямо сейчас произойдет - и процессы шли по нарастающей, можно было ждать чего угодно: в тылу Центральных держав положение обострялось. Экономическое положение Германии и Австро-Венгрии из-за затянувшейся войны было не намного лучше российского. Уже к весне 1917 года германское правительство приблизилось к исчерпанию мобилизационных ресурсов — весьма ограниченных, в отличие от Антанты с её огромными колониальными владениями. Практически вся германская промышленность к 1917 году была переведена на военные рельсы, причём правительство было вынуждено вернуть с фронта 125 тыс. рабочих. Распространились разнообразные суррогаты («эрзац»), а уже зима 1916/1917 годов вошла в германскую историю как «брюквенная зима», в ходе которой, по некоторым источникам, умерло от голода до 700 тыс. чел. К зиме 1917/1918 годов положение Центральных держав стало ещё хуже. Недельные нормы потребления по карточкам составляли: картофеля — 3,3 кг, хлеба — 1,8 кг, мяса — 240 граммов, жиров — 70-90 граммов. Затягивание мирных переговоров и ухудшение продовольственной ситуации в Германии и Австро-Венгрии привело к резкому росту забастовочного движения, которое в Австро-Венгрии переросло во всеобщую забастовку. В ряде районов начали появляться первые Советы по российскому образцу. Лишь 9 (22) января, получив от правительства обещания подписать мир с Россией и улучшить продовольственную ситуацию, стачечники возобновили работу. 15 (28) января забастовки парализовали берлинскую оборонную промышленность, быстро охватили другие отрасли производства и распространились по всей стране. Центром стачечного движения был Берлин, где, согласно официальным сообщениям, бастовало около полумиллиона рабочих. Как и в Австро-Венгрии, в Германии были образованы Советы, требовавшие в первую очередь заключения мира и установления республики)

- революционная доска по эту сторону фронта (Казалось бы, нет ничего проще, чем взяться за лозунги оборонцев, и тянуть до предела - не проводя наступательных операций, а тупо сидя в обороне, отступая местами, и ждать, когда Германия капитулирует. Но называя вещи своими именами - это означало потерю власти. Затормозить революцию щелчком пальцев было невозможно, процессы "демократизации армии" запущены. "Провал попыток организовать оборону Петрограда последовал уже 25 февраля. Хотя днём ранее большинство военный частей гарнизона приняли на митингах резолюции «стоять насмерть», на деле, кроме латышских стрелков, никто на фронт так и не двинулся. Петроградский и Измайловский полки вышли из казарм, однако грузиться в эшелоны они отказались; несколько частей потребовали себе усиленного довольствия. Скромными оказались и результаты мобилизации петроградских рабочих в Красную армию — за 23-26 февраля их записалось всего 10 320 человек". По большому счету в те месяцы, большевики только начали договариваться с вменяемой частью военной и технической элиты страны)

- политическая доска левого фланга и внутрипартийная борьба (Левые эсеры не подписали, куча народу в партии не подписала, трудности были даже с набором делегации, которая должна была поехать и подписать окончательно принятый вариант. Сколько-нибудь видящие себя политиками реально не хотели подписывать договор и тут ничего не скажешь. Нежелание солдатской массы умирать за чужие интересы - да, было. Но и патриотизм не исчез. "За что воевали?" Надо было молча встать и публично съесть ведро говна. А всем хотелось "проскочить между капельками")

- сепаратистская доска (откол Украины, фокусы в Прибалтике, фактически отвалившаяся Польша - с одной стороны надо было тянуть переговоры, с другой, чем дольше они тянулись, тем больше к немцам приходило всевозможных сепаратистов).

Итого: человек, который бы прямо на переговорах отказал Германии в ответ на ультиматум, но немцы не смогли бы реализовать этот ультиматум в виду начавшейся революции у себя - получил бы мегаплюшки в политическом смысле. Это оказался дикий соблазн для Троцкого - не имея за спиной боеспособных российских дивизий, он видел своими дивизиями толпы берлинский рабочих.
Даже тот человек, который бы просто затянул переговоры до революции в Германии - позволил бы большевикам  показать себя в лучшем свете. Дескать, мы прекратили войну и с той стороны тоже прекратили, расходимся - "Мир, без аннексий и контрибуций, о необходимости которого столь долго говорили большевики..."
Но нет.
Австро-Венгрия, конечно, разваливалась и её армию, скорее всего, удалось бы остановить даже теми остатками сил, которые еще были на фронте. Да, симметрично Австро-Венгрии вспучивала Украина, и хотя фактически город Киев удалось "поставить в ряд", но единая линия на переговорах - кончилась.
Но вот немцы показали (в который, блин, раз) свою дисциплину - тамошние политически зомби  оказались устойчивее. Отсутствие серьезного брожения в армии позволило немцам задушить свои забастовки, надавить на австрийцев, словом, сказать населению, "потерпите еще сколько-то".
Словом, не важно, сколько у боксера сил к 12-му раунду - важна разница в силах противников.
Что в итоге?
Старая, как сама война, проблема - когда правильно сдаваться?
Да, прояви государственный аппарат Российской империи чуть больше дисциплины и вменяемости - удалось бы дотянуть до капитуляции Германии. Но он, фактически, покончил жизнь самоубийством. И вот большевикам приходилось решать оптимизационную задачу.

П.С. Мне весьма симпатична альтернатива, если бы Троцкий не вы...лся, а подписал первый ультиматум (блин, у тебя же не получилось распропагандировать солдат в составе делегации, подумай, может и остальные еще не "поплыли"). Тогда бы уцелела Донецко-Криворожская республика, замедлились процессы распада в Закавказье, и расклады на 1918-й были бы совсем другими...
Tags: Война, Политика, размышлизм
Subscribe

  • Три уровня качества аниме:

    - не стыдно показать Фрейду; - Фрейд зовет Юнга посмотреть; - психиатры нервно курят в углу...

  • Грета вам не Герда!

    фото взято у congregatio

  • Налог на бедность...

    На итальянском острове Сардиния, в городе Онифери власти издали указ, которым запретили местным жителям болеть коронавирусом. В частности, такое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments