beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Тормоза в голове и развитие государства

Воспитание детей порой тяжело тем, что им ничего нельзя объяснить заранее. Мокрые ноги,  пропущенные занятия, сигареты – громадное количество детей все пробуют сами, и только потом сопоставляют родительские предупреждения с реальностью. Хорошо еще, если умение слушать они приобретают раньше, чем попадут больницу с ножом в животе или в кабинет врача-венеролога с болячками в понятном месте.
Государственный аппарат в смысле обучения – куда более туп и ограничен, чем обычный пятилетний ребенок. Если кому интересно – рекомендую статью Лазарчука и Лелика «Голем хочет жить» - о государственных машинах http://lazandr.lib.ru/web/books027.html. Хоть статья эта и написана в Перестройку, в самый угар «освобождающихся мозгов», остается вполне информативной и по сию пору. Общий смысл – государственный аппарат обладает инстинктом самосохранения, но вот реальность осмысливает чрезвычайно медленно и однобоко. Не умеет он хорошо думать.
Учеба государства – это почти всегда прохождение через кризисы.
Ведь без кризиса – все всё обо всём могут понимать, знать, даже рассказывать друг другу на кухнях – но правила игры (тотальное воровство и безответственность) вполне себе сохраняются. Потому как человек, занявший должность и решивший хоть как-то навести порядок – немедленно столкнется с толпой недовольных. И очень скоро проиграет аппаратную борьбу. Проиграет на пустом месте, ничего толком не успев сделать.

Примеров таких тьма. Кто вспомнит Гдляна с Ивановым? А в позднем СССР – весьма и весьма бодро пытались навести порядок. Оказалось – нарушали права человека. Кому интересно – хлопковое дело.  http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%BB%D0%BE%D0%BF%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B5_%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE
Особенно тяжелый случай – когда государственный аппарат оказывается под влиянием класса-паразита. Кадры для чиновничьих должностей можно черпать только из узкой прослойки, на политику оказывают влияние олигархи, причем эти олигархи (или кланы или корпорации – не суть важно) обладают подавляющим финансовым влиянием и преимуществами в организационных возможностях.
Здесь и сейчас олигарх может сколотить одноразовую партию, мобилизовать сторонников, вывести толпу на улицу. Пусть и клаку в три сотни человек. Но глухие окраины, где отключают свет по три часа в сутки, и где останавливаются последние заводы – как-то не могут.  Их лидеры перекупаются или уничтожаются. Лишние люди выпихиваются из страны или сами разъезжаются в поисках лучшей доли.
В смысле ответственности – перед самим собой, как ни странно – госаппарт в таких случаях абсолютно нулевой. Люди не отвечают практически ни за что и максимум, что можно сделать – это уволить. Посадки единичны и воспринимаются скорее, как глупость посаженного или результат неумелой борьбы за власть.
Получается, что практически ничего не получается. Любое финансовое телодвижение, любое начинание тут же тонет в массах казнокрадов, как овца, заживо поедаемая крысами.
Если мы сравним Россию с Украиной в тех же 90-х – это почти равный уровень безнаказанности. Чиновника могли убить бандиты. Но посадить его было куда сложнее.
Простой кризис, сам по себе, с голодными вымерзающими городами – еще ничего не гарантирует. Если столица наслаждается комфортом и повышением уровня потребления – окраины могут гореть огнем, их могут грабить горцы или вообще марсиане. Плевать.
Чиновнику надо «окукливаться» - в ударном темпе обеспечивать себя и всех ближних родственников жильем (здесь и там), делать запасы на черный день (достаточные для покупки жилья), делать запасы «на каждодневные расходы». Так будет почти всегда…
«Так, только у Васильевой арестовано 6 объектов недвижимого имущества, банковский счет на сумму 25 миллионов рублей, наручные часы известных мировых торговых марок, более 19 килограммов ювелирных изделий из высокопробных сплавов платины, золота, палладия, 51 тысячи бриллиантов, а также  6,7 тысячи цветных драгоценных камней, из них 2 тысячи единиц рубинов, сапфиров и изумрудов. По оценкам экспертов, стоимость ювелирных изделий в количестве 1243 штук и коллекции часов составляет более 126 миллионов рублей. http://gvsu.gov.ru/?p=2832

original
(брильянты Васильевой – это не просто неумение  вложить деньги. Это неумение создать клиентелу, свою команду, которая должна пережить её арест… тетка тупо гребла украшения лопатой, понимая. что завтра все конфискуют)  

«Прозрение» наступает тогда, когда под  ударом оказываются практически все страты общества. Когда чиновник вдруг осознает, что завтра исчезнет не просто зарплата, но пересохнет «финансовый поток».  Военный с красивыми погонами понимает, что больше может не быть армии вообще. Владелец завода осознает, что даже на металлолом он свои цеха уже не продаст…
Словом «pesec total»
0_57310_c3f3cda4_L
Слишком часто в мировой истории такое прозрение наступает, когда уже ничего нельзя сделать. Невозможно было отстоять Константинополь – один из последних городов Византии. А еще враг всегда ведь подкидывает для чиновников побежденной стороны «золотые парашюты»…
Но в 98-99 году Россия при сохранении каких-то рамок государства – столкнулась именно с угрозой тотального, всеобщего краха.
Когда 98-й опустошил множество карманов столичных жителей. А 99-й поставил вопрос о целостности страны.
Проснулась ли у чиновников совесть? Не смешно… Но вот ощущение опасности у государственного голема – сработало.
- хотя бы формально, но выделяются средства на оборону и целостность. Причем этих средств выделяется много, заранее с учетом воровства;
- против людей, которые пытаются наводить порядок уже не так быстро и охотно сплачиваются;
- на ударные должности (в узкие и опасные места) враждующие партии, конечно, готовы поставить и своего человека, но при минимальном компромиссе – находится дееспособная, толковая личность без особых пристрастий в придворных разборках (примеров куча. Евкуров как наиболее яркий).
После того, из разных частей государства выковыряны горящие уголья – наступает как бы равновесие.
Его пришествие (в разные области и уровни) мы наблюдали практически всю путинскую эпоху.
- с одной стороны никуда не дававшийся класс-фаг (пожиратель), наличие мутных групп влияния, рост и периодическая зачистка сепаратистских провинциальных проектов (Кущевская – это тоже сепаратизм), тотальный перерасход и недорасход средств (где выгоднее воровать);
- с другой стороны есть  периодический (не систематический!) приход во власть отдельный вменяемых людей (тут можно перечислить несколько десятков фамилий, по некоторым будут разногласия, но общий качественный результат - неизменен), государственный аппарат что-то делает очень успешно, где-то страшно проваливается – но его управленческие возможности остаются весьма хаотическим и эгоистичными, параллельно идет становление отдельных отраслей, предприятий, отдельных концернов – которые кровно заинтересованы в развитии, готовы серьезно вкладываться.
Если посмотреть на это противоречие, как на базовое – то становится понятно, отчего так медленно идет развитие. Противоречие до времени не антагонистическое. Хотя бы потому, что на каждого добра молодца (будем реалистами) приходится полдюжины малоталантиливых и прожорливых родственников – незаметно для себя многие радетели за Отечество обрастают паутиной связей, долбят грунт только на узком участке, а потом и вовсе перестают ловить мышей.
Предыдущий кризис (98-99) был разрушающим, опустошающим – и требовал кризисного управления. Если мы снова влетаем в такой кризис – скорее всего, получим смену кризисного управляющего (это в хорошем случае).
Взять очередной всплеск в Бирюлево. В кризисный момент есть бешеная потребность во вменяемом управленце и следователей. Убийцу поймать, толпу – рассредоточить, с людьми – поговорить, локальную проблему – решить. Но глобальная проблема – использование дешёвой рабсилы – в глазах громадного количества чиновников и предпринимателей вовсе не проблема. А преимущество. Ресурс. Потому недельки через две слишком ретивого следователя постараются выставить…
Потому сформулируем задачу данной работы: выявить и актуализировать противоречие,  решение которого  бы позволило перейти к новому уровню системности.
Условно говоря – кто, как и с кем должен грызться, чтобы в процессе этой грызни рождались новые (адекватные!) управленческие структуры.
- я не беру сейчас примеры политических партий. Их слишком много и они без тельняшек;
- я не беру примеры землячеств, выпускников одного ВУЗа, отдельных этносов и т.п. Проблемы аналогичны партийным – выясняется, что для слишком большого процента людей в этих структурах воровство и проще, и ближе, и надежнее…
- я не беру отдельные идеолого-управленческие структуры, которые стараются не повторить ошибок партийного аппарата (скажем, круг сторонников Кургиняна, или участников фонда, которых возглавляет Ройзман) – пока такие структуры откровенно малы, и принципиально не продемонстрировали моделей, которые позволят им решать многообразие управленческих задач.
- я не беру даже слишком устоявшиеся корпоративные структуры – эти «техноструктуры» уже стабилизировались, уже «остыли». Газпром не рвется к политическому могуществу.
Между тем, вменяемые управленцы в стране имеются.
«В силу масштаба и сложности объектов, с которыми приходится иметь дело нашим героям, все они обладают компетенциями интеграторов…. Эти управленцы, интеграторы и созидатели по-настоящему преданы России и не мыслят для себя жизни нигде, кроме своей страны. У их патриотизма железобетонная основа: объездив полмира, они поняли, что только в России есть такие сложные и масштабные проекты, на которых они могут вырасти» http://expert.ru/expert/2013/41/tsari-i-bogi-strojki/ - новая генерация.
Проекты и целые отрасли, которые они возглавляют – могут впечатлить кого угодно (такой человек как Кириенко, навечно останется с клеймом участника кризиса 98-го, но то, что он показал в атомной сфере – более чем заслуживает уважения).
То есть развитие – есть, но оно не может выйти за какие-то узкие рамки. Не работает пока связка: «Что хорошо для Форда – хорошо для Америки, потому Форда – в президенты».
Почему?
И тут выявляется то самое противоречие.
- с одной стороны локальный проект разрабатывает узкий источник дохода, под этот источник строится структура, набираются кадры. Прибыльная локальность;
- с другой стороны, при переходе к общегосударственным задачам, немедленно возникают требования выставить сотни разноплановых управленцев, добиться политического признания от общества и бюрократического – от чиновничества. Рискованная глобальность.
Многие растущие, живые проекты, многие перспективные и молодые команды сталкиваются с ограничениями своего локального положения. Еще больше – чувствуют угрозу, неустойчивость. Многие думают (не могу читать мыслей, потому не скажу – кто именно), что увеличив своё влияние – можно решить свои проблемы. А некоторые понимают. Что просто увеличение влияния это одно, а взятие власти – совсем другое.
Что же ограничивает такие проекты?
- ресурсы (всех видов).
- сопротивление власти (как неправильное – скажем, отсутствие кредитования для промышленности гарантировано сдерживает очень много проектов, так и вполне резонное – а ребята ведь могут быть новым Ходорковским)
- легализующая и «превращающая» идеология (с этим самые большие проблемы).
Дело ведь не в том, чтобы одного директора посадить в кресло премьера или вице-премьера (уже было). Дело в том, чтобы структура, на которую опирается этот человек, настолько взяла разгон (и не встретила препятствий), чтобы её локальный проект перерос в государственный. И общество при этом рассматривалось не как сырье. А как основа для роста общего, глобального проекта.
Но, государственный аппарат – пока его не клюнет петух, пока не зазвенят колокола, пока гром… словом, желание ничего не изменять превалирует в коллективном бессознательном чиновников.
Так что пока я не очень представляю конкретные очертания такого кризиса.
Если Рогозину удастся как-то раскочегарить связку ВПК и науки, а в Средней Азии начнется реальная война – «новые силовики» могут очень серьезно взобраться по кадровой лестнице.
Если случится мировой облом с энергоносителями – который начнется из-за бюрократической глупости, а перерастет в реальный жесткий недостаток баррелей – многие структуры энергетиков могут сообразить, что без эффективного государства им каюк.
Не знаю. Гадать на кофейной гуще – не хочу.
Попытаюсь вывод сформулировать: государство может качественно улучшиться, если в процессе очередного кризиса сможет инкорпорировать в себя команду:
- развивающую технологически сложное производство/отрасль;
- имеющую значительные экономические и кадровые возможности;
- понимающую, что без государства её бизнес принципиально невозможен, потому стремящуюся это государство поддержать.
Оптимистический вариант, однако…
Tags: Политика, размышлизм
Subscribe

  • Теология и попаданцы

    Есть такая серия попаданческих книг "Помещик" - М. Ланцова. Пока автор выдал три тома, это стандартное прогрессорство времен расцвета Ивана…

  • Проблема социальной связности в фэнтези :)))

    Коллега по перу - kvisaz - задался вопросом, а чего это Гэндальф не помогает своим спутникам в маленьких дорожных проблемах. "...где толпа людей с…

  • «Мать железного дракона» М. Суэнвик

    Завершение чуточку хаотичной трилогии, когда закрываются гештальты персонажей первых книг и читательский азарт сменяется светлой ностальгией...…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments

  • Теология и попаданцы

    Есть такая серия попаданческих книг "Помещик" - М. Ланцова. Пока автор выдал три тома, это стандартное прогрессорство времен расцвета Ивана…

  • Проблема социальной связности в фэнтези :)))

    Коллега по перу - kvisaz - задался вопросом, а чего это Гэндальф не помогает своим спутникам в маленьких дорожных проблемах. "...где толпа людей с…

  • «Мать железного дракона» М. Суэнвик

    Завершение чуточку хаотичной трилогии, когда закрываются гештальты персонажей первых книг и читательский азарт сменяется светлой ностальгией...…