beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Categories:

"Трудно быть богом" (2014)

Автор поглаживает, почесывает, давит, обнимает, придавливает, нюхает, прижимается, трется, кусает, грызет, причмокивает, берет, утирается, вжимается, втирает, осязает, чувствует - томик Рабле.

А еще он прикован, привинчен, приконопачен, прибит, примотан, прикреплен - к черно-белой классической гравюре. Он покорен ею, и все свое конкретное-образное восприятие свел к изыскам световых переходов.

На фоне этого монохромного раблезианства - корячится бедный, потихоньку деградирующий Румата.

Да все прогрессоры деградируют. Это два десятка глубоко несчастных людей, которых прислали с Земли и, похоже, накрепко забыли о них.

Они временами собираются, плетут небылицы, пугают друг друга, ссорятся по пустякам.

У них толком ничего не выходит.

Ближе к концу - двое даже убивают друг друга. Дурацкая, никому не нужная дуэль.

Румата медленно тонет в грязи, дергая веком, разбрасывая всюду платки (кому они нужны в царстве грязи - даже удивительно что белое полотно есть, что оно существует, а не становится засранной дерюгой в момент своего создания), пытаясь спасти каких-то умников и попутно наигрывая на местной вариации саксофона/фагота/флейты. Слуги затыкают уши.

Да, через час экранного времени начинаешь в голове делать то, что наша цивилизация делает в обычаях и материальной культуре - выносить за скобки всю эту физиологию.

У человека лицо в грязи, но это человек.

Он сопит, пердит, кашляет, плюется, мочится, рыгает, просто выдыхает - и все равно остается человеком.

У него есть характер (а на движущихся гравюрах здесь у КАЖДОГО есть характер, тут нет персонажей с пустыми лицами), у него есть судьба (судьбы читаются у многих), он черт подери - личность. С ним все-таким можно и нужно что-то делать, вести к свету.

И этот переход - несомненная удача фильма.

Второй удачей выступает то странное чувство, когда ты начинаешь сам, в своем сознании раскрашивать картинку. Этот переход очень трудно уловить - и я его осознал лишь когда в кадре был показан стол с остатками вчерашнего ужина Руматы, и обглоданные кости рыбы вдруг получили табличку "а фактура поверхности там вот такая...". Понятно, что каждый зритель будет раскрашивать фильм в свою палитру.

Но в то же время - сквозь череду светотеней проступают какие-то старые, давным давно отжившие свое разборки режиссера с советской властью, какие-то образы прошлой эпохи, которые он вмонтировал в сюжет.

Любовь Руматы убивает именно "революционер" - тот самый горбун Арата.

Прогрессоры ведут себя будто "кухонные интеллигенты".

Начальство этих прогрессров - то еще говно.

Наука давно потеряла смысл.

В эпохе вокруг есть ремесленное мастерство - во всех этих доспехах, мечах, трубках, кошельках, сбруях, дверях,  окнах и зданиях. Но в ней нет Красоты.

И вот здесь автор не прав, как может быть не прав только художник.

Нельзя стране, или народу, или времени, или планете - целиком отказывать в красоте.

Почитайте любого основательного историка культуры - хоть Шпенглера, хоть Хейзингу, хоть Лосева или Лихачева - свои представления об эстетичном имеются всюду, где есть человек. Этим представлениям пытаются соответствовать. Часто с перебором - с кольцами в губах и ушах, с двухметровыми шпагами и капорами трубного типа. Но перебор так же ощущается всегда. Если уродства не становятся родовыми, человека не калечат в раннем детстве - то его эстетика будет перекликаться с нашей.

Аналогично и по навязчивой грязи, по монохромным отсветам.

Прием, имхо, не должен поглощать сюжета - как часть не должна поглощать целое.

Я приведу только два примера:

- "Королевство полной Луны" - по максимуму использован прием перспективы в кадре. Дом, лес, причал, маяк - все как на картинах, потому как с перспективой. Но при этом есть и сюжет, и живые актеры - как взрослые, так и дети, есть юмор, второй план и т.п.

- "Сад Иеронима Босха" - временами не самое приятное чтиво. показано. что отратный, гнилой до самого нутра человечишко, получив возможность творить чудеса, постепенно становится человеком, а потом возвышается и до идеи самопожертвования. Из чудотворца-марионетки, запертого в чертогах Ватикана, он превращается во второго Христа. Но и там есть сюжет, есть драйв, есть некая сосредоточенность.

И лишь одну надежду автор дарит своему персонажу. В конце, когда изрядно пообтесавшийся, постаревший Румата, играет что-то из джазовых - или не джазовых - композиций, то его приближенные уже вслушиваются и аккомпанируют ему.

Итого: фильм надо рассматривать как работу художника-орнаменталиста. Это супервиньетка. Это мегаэпизод. Надо смотреть на постановку предметов в кадре. На лица персонажей. На грим. Учиться.

Но не подражать.

И не смотреть этот фильм для удовольствия.

П.С. Я смотрел фильм между двумя часами ночи и рассветом. Накануне были трагические события, о которых я не хочу говорить, но которые стали чрезвычайно подходящим фоном.

Tags: кинорецензии
Subscribe

  • Суборбитальный прыжок

    Миллиардер вложил деньги и прыгнул. Многие спорят - прогресс, не прогресс. Имхо, нужно просто подбирать правильные слова. Такие кораблики - лежат…

  • Лучшее время...

    В статьях об эпических фильмах прошлого время от времени проскальзывает нотка жалости: тогда все снималось на макетах, а значит сохранились…

  • Статья

    В.И. Палагута, С.С. Бескаравайный "Становление коллективных субъектов малых социальных групп в информационную эпоху" Текст здесь -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments

  • Суборбитальный прыжок

    Миллиардер вложил деньги и прыгнул. Многие спорят - прогресс, не прогресс. Имхо, нужно просто подбирать правильные слова. Такие кораблики - лежат…

  • Лучшее время...

    В статьях об эпических фильмах прошлого время от времени проскальзывает нотка жалости: тогда все снималось на макетах, а значит сохранились…

  • Статья

    В.И. Палагута, С.С. Бескаравайный "Становление коллективных субъектов малых социальных групп в информационную эпоху" Текст здесь -…