Две рецензии с партенитского семинара

Автор: Сергей Цикавый
Название: „Конец тьмы”
Направление: атомпанк, мистика, альтернативная история
Объём: 14,88 а.л.

Каждый раз, когда мы решаем, в какую эпоху поместить героев – приходится решать вопрос о соотношении техники и души.
Сейчас, когда компьютеру осталось не так много до познания психики – и техника может в совершенстве имитировать множество человеческих умений – душа в неё вкладывается киберпанковским способом.
А вот высшая точка дизель-панка – условные 50-е – это совсем иное.
Индустриальная техника еще пахнет токарным станком, за каждой деталью еще виден свой конвейер, на котором десятки рук подвинчивают и полируют, стягивают и подгоняют. А чтобы в совершенстве командовать атомным реактором – приходится не писать улучшенную программу, но сродниться с ним. Программа будет чуть позже, лет через десять, а пока зовут на помощь мистику….
В этом смысле «громадные человекообразные роботы», которые шагают через весь текст, относительно логичны. Техника вынуждена подстраиваться под систему управления, потому антропоморфизм и органопроекция являются во всей своей величине.
Можно легко вообразить тот же атомный поезд с манипуляторами, торчащими из вагонов. Но схожесть с человеком господствует именно потому, что очертания робота должны как-то соответствовать структуре нервной системы человека. Хотя бы в минимальном подобии.
Характеры героев тоже приведены в соответствие с технологией - есть набор как психических травм, так и особенностей темперамента и просто убеждений.
Динамичное развитие сюжет, хороший язык (есть вкрапления нецензурщины)
Но в остальном возникают – вопросы.
- начало апокалипсиса – это лишение человека свободы воли (частичное - по отношению к Земле). Это наипрямейшее вмешательство высших сил, создававших мир. В этом смысле апокалипсис нельзя оставить атомной бомбой. Стоп-кран не работает – исчезают рельсы как таковые. (хотя автор и намекает, что все не как в Библии, и тем остается в рамках некоего допущения).
- те персонажи, которые обеспечивают дальнейшее развертывание апокалипсиса – они помощники бога или самоубийцы? (или убийцы человечества?) Здесь очень зыбкое обоснование необходимости конца света: о залечивании ран мира, о победе над атомными землями вообще не говорят – как только вброшена идея, «в морг», все соглашаются «в морг».
- идея транспортировать на себе боеприпасы (с таким расходом патронов и снарядов) - делает экспедицию в глубины атомных земель очень короткоживущей. Им бы просто не хватило места в вагонах или они бы растратили боеприпасы слишком рано. /вообще технология здесь - сугубо анимэшная, с реальной точки зрения её просто не надо оценивать, хотя автор мог здорово защитить любимых роботов - указав, что "призраков" могут рубить лишь одухотворенные машины/
- количество построенных в остальном мире атомных реакторов, и то, что они «текут» - вызывает вопросы. 1950-е – все реакторы в мире вообще-то младше двадцати лет. Их не может быть слишком много. Даже требование жесточайшей экономии ресурсов не приводит к строительству реактора посреди города, строить на ближних выселках экономичнее (не надо возиться с коммуникациями).
- восход солнца радикально отличается от атомной вспышки, отчего же персонаже, который видел и то, и другое – вдруг перепутал. Наверное, это было авторское желание лирики…
- не очень ясна сверхидея текста? «Желай неизбежного» из пословиц стоиков?
Вывод: автор добился единства стиля, героев и мира – это самое ценное в тексте. Есть динамика и выдержана структура. Японские человекообразные роботы были пересажены из анимэ на почву отечественной постъядерки. Текст читается легко и с интересом. Но в романе есть недосказанность…


Автор: Сергей Привалов
Название: «Компиляция смерти»
Объем: 11 а.л.
Направление: постапокалипсис, киберпанк


Копируя форму, помни о содержании
Киберпанк родился в 1980-х как попытка заглянуть в будущее.
У него было вполне «рациональное» содержание:
- замена космической (количественной) экспансии на компьютерное развитие и создание ИИ (качественный рост);
- ИИ, которые почти догнали людей по своим возможностям;
- биотехнологии, которые размывают понятие «человек»;
- становление больших систем (грядущего интернета) и появление у них новых возможностей.
Но была еще и обертка:
- непременная экологическая катастрофа (в разных вариациях, но биосфера не выдерживала);
- тяжелые и бессмысленные войны;
- «джентльменский набор» новых профессий из хакеров, разнообразных бойцов и «сверхлюдей».
В период 2000-2010 гг. прогностический киберпанк 80-х исчерпался. Да, не удалось создать полноценный ИИ. Но будем честны – полноценно в миры своих произведений ИИ авторы практически не выпускали. Условный «терминатор» дрался с очередной «сарой коннор» – да. Реальная бизнес-конкуренция между человеческим разумом и машинным – нет. То есть обещая читателю ИИ, киберпанк 80-х не взялся показать, каким тот будет в реальности, при своем широком распространении (оставим в скобках современные вещи Д. Марусека и др.). Так что уже созданные слабые ИИ – фактически реализованная программа-минимум начала 1980-х. Все уже состоялось.
Как пережила себя «космоопера» – и теперь мы понимаем, что звездолеты будут бороздить просторы космоса как-то иначе, чем показано в романах 1970-х - так пережил себя и киберпанк.
Хакеры оказались не «рыцарями сети», а всего лишь еще одной профессией – довольно скучной. Развития человеческих сверх способностей не произошло – человек вообще мало меняется последние несколько тысяч лет. Тотальная экологическая катастрофа все откладывается, а развитие биотехнологий подсказывает, что скоро биоту смогут проектировать и выращивать даже из неорганических соединений.
Словом, подражание форме киберпанка 80-х без попыток развития содержания, без понимания, какие сейчас процессы идут на переднем «компьютерных наук» - это грустно.
Потому весь текст «Компиляция смерти» производит впечатление натянутого на глобус филина – там много в нем внутренних противоречий, которые еле удерживаются штампами.
Автор пытается втиснуть в рамки жанра очередной сюжет глобального заговора – непременно по уничтожению мира. Причем герои его строго киберпанковские. Потеря памяти и могущественная мать – привет «Джонни-мнемонику» и «Велосипедному мастеру». Героиня, напичканная боевыми имплантами? Привет «уличному самураю» из «Нейромантика». Псионики – скорее напоминают героев романа «Витки» Р. Желязны. И т.д., и т.п.
Это дополняется весьма слабым знанием материальной части. Например:
- «Поставив у окна уцелевший стул, Шуа устало на него опустилась, облокачиваясь на раскалённый подоконник. В такую погоду, когда живая плоть страдала, искусственная чувствовала себя комфортно: многочисленные протезы в её теле впитывали тепловую энергию, заряжались». Сообщаю – что-то может зарядиться не от теплоты как таковой, а от разницы потенциалов. И чем меньше эта разница, тем сложнее и объемнее устройства. То есть чтобы нормально заряжаться от такого перепада температур – энергетическая составляющая в имплантах должна насмерть вытеснить боевую.
«По радио всегда играла спокойная музыка в стиле ретро, изредка она сменялась джазом или блюзом» - возникает вопрос: или в мире героя блюзы стали современной музыкой, или одно из двух.
Таких ляпов по тексту очень много.
Сам образ краденного ИИ – отдельная проблема. Если электроника хоть как-то похожа на современную – то возможность создания ИИ появится сразу у очень большого числа людей. Образно говоря «подкритические» ИИ появятся в громадном количестве и будут решать частные, отдельные задачи. Как уже и делают.
Где они в тексте?
Если последствия мировой войны настолько велики, что у вас рухнула глобальная сеть (в тексте она работает), что не действует больше закон Мура (не очень ясно), и лишь отдельные коллективы доводят до ума старые разработки – то уровень разрухи должен быть куда выше. Потому как ИИ – это одна из приоритетных военно-промышленных технологий. Кто создает ИИ, то быстро восстанавливает свою промышленность, отлаживает собственный административный аппарат, не говоря уже о преимуществах в бою. То есть – закон Мура, скорее всего, будет действовать даже в случае такого хаоса...
Большое спасибо за такой подробный анализ. Есть, о чем подумать - благо вопросы и замечания очень и очень по существу.