Диссертация-мечта...

Не в том смысле, что она настолько сильна, концептуально выверена и терминологически безупречна - что остается лишь снять шляпу.
Нет.
Просто самому хотелось бы написать такое. На подобное оглавление фантаст-технократ смотрит, как на чье-то счастливое детство :)))

"Взаимодействие техники и власти в культуре индустриального и постиндустриального общества"

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Феномены власти и техники, их взаимодействие в культуре индустриального и постиндустриального общества

1.1. Понятия «машина» и «техника». Семантика и история происхождения терминов

1.2. Термин «власть», определения, смежные понятия

1.3. Техника и власть: критика тоталитарной сущности техники в западной философии

1.4. Культура «индустриального» и «постиндустриального» общества: характер техники и власти на каждом из этапов развития

1.5. Роль концептуальных метафор в культуре

1.5.1. Возникновение метафоры «мир-часы»: механистическая парадигма в индустриальной культуре

1.5.2. Метафора «машина власти»: теория государства

Т. Гоббса

1.5.3. Метафора «мир-компьютер» в постиндустриальной культуре

Выводы

ГЛАВА 2. Взаимодействие техники и власти в индустриальной культуре

2.1. Интерпретация механистической традиции и образов автоматов в романтизме

2.1.1. Автоматы как «враждебный принцип»: новеллы

Э.Т.А. Гофмана

2.1.2. Викторианский роман: романтическая традиция изображения машин в творчестве Диккенса

2.1.3. Машина в русском модернизме: неоромантизм

А.Грина

2.1.4. Романтическая традиция изображения техники: выводы

2.2. Машина как метафора тоталитарной системы: способы художественного использования метафоры в тексте

2.2.1. Экспрессионистское овеществление метафоры машины: «В исправительной колонии» Ф. Кафки

2.2.2. Метафора машины и общество потребления, способы реализации метафоры машины: роман «Над кукушкиным гнездом» К. Кизи

2.2.3. Способы реализации метафоры машины: выводы

2.3. Антиутопии: машина как субъект власти, машина как модель и инструмент власти

2.3.1. Машина как метафора техногенной цивилизации: повесть «Машина останавливается» Эдварда

Моргана Форстера

2.3.2. Машина как модель тоталитарного порядка: роман

Е. Замятина «Мы»

2.3.3. Машинность общества и технократия: роман О. Хаксли «О дивный новый мир»

Выводы

ГЛАВА 3. Взаимодействие техники и власти в постиндустриальной культуре

3.1. Литература киберпанка как постиндустриальный дискурс о технике

3.2. Проблема виртуальной реальности, ее ключевая роль в постиндустриальной литературе

3.2.1. Технология уничтожения границы между реальным и виртуальным мирами

3.2.2. Виртуальная реальность и телесность: виртуализация плоти

3.3. Симбиоз магии и техники в литературе киберпанка: репрезентация искусственного интеллекта

3.4. Техника-политика во вселенной киберпанка

3.5. Проблема киборгизации в постиндустриальной культуре: киборгизация как власть технического над органическим

3.6. Нанотехнологии и новые аспекты власти в постиндустриальной культуре

Выводы



Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/vzaimodeistvie-tekhniki-i-vlasti-v-kulture-industrialnogo-i-postindustrialnogo-obshchestva#ixzz3nWVnkHQE



Собственно, научная новизна
1. Впервые выявлена проблема соотношения и взаимодействия техники и власти в индустриальной и постиндустриальной культуре, ее диахроническое развитие, а также отражение данного взаимодействия в художественном дискурсе.

2. Впервые проанализированы базовые художественные мотивы, связанные с техникой и властью, присущие культуре Нового Времени.

3. Произведен культурологический анализ художественных текстов с целью выявления властных коннотаций техники, а также машинной метафорики, связанной, с практиками власти.

4. Выявлена специфика интерпретации механицистской традиции, характерная для текстов культуры индустриального и постиндустриального общества.

5. Произведен анализ взаимодействия архаической (эзотерической) и новоевропейской (рационалистической) традиций в интерпретации постиндустриальной техники.

6. Осуществлена систематизация властных репрезентаций машинных образов в культуре Нового Времени.

Положения, выносимые на защиту

1. В основе западной культуры Нового Времени лежат концептуальные метафоры, имеющие техноморфный характер: мир-часы- и мир-компьютер. Данные метафоры определяют то, каким образом в художественном дискурсе представлены человек, государство и общество, и (на что делается основной акцент в диссертационном исследовании) как изображается взаимодействие техники и власти.

2. Специфика технических артефактов, функционирующих в качестве вспомогательного субъекта концептуальных метафор, влияет на характер репрезентации техники и власти в культурах, в основе которых лежат данные метафоры. Архетип индустриальной культуры, часы, являются воплощением детерминистской модели мироздания; метафорой рационалистической вселенной, в которой человек, государство и общество функционируют по аналогии с часовым механизмом. Соответственно, господствующий тип власти в культуре индустриального общества — иерархическая власть в форме бюрократии и тоталитаризма. В литературе это отражается в развитии дистопийного жанра, зачастую экстраполирующего машинные образы на социальные структуры. Технические метафоры информационной эпохи -Компьютер и Сеть, также отражают глобальные процессы, происходящие в культуре постиндустриального общества, в частности, кризис иерархических структур и переход к сетевым, децентрализованным моделям. Метафоры мир-компьютер и мир-сеть (ризома) воплощают в себе принципы постмодернистской вселенной.

3. На этапе индустриального развития общества техника напрямую взаимодействует с практиками власти, становится субъектом и объектом, а также моделью властных отношений в обществе. Это обусловлено экономическим и научно-техническим детерминизмом, характерным для индустриального развития. В XX в., с переходом к развитому индустриальному обществу, техника и институциональная власть сливаются в единый комплекс, техноструктуру, в отношении которой удачно используется машинная метафорика механицизма. Формирование техноструктуры укрепляет влияние техники на человеческую жизнь, изменяет ее восприятие западным человеком.

4. Процесс технизации культуры получает художественное воплощение в литературе. Закономерности развития техники индустриального и постиндустриального общества, а также взаимодействия техники и власти на каждом из этапов символически интерпретируются в рамках романтической и дистопийной традиций, условно выделяемых в художественном дискурсе о технике (литература индустриального общества), а также в культуре киберпанка (литература постиндустриального общества). Каждая из традиций художественного дискурса имеет свою специфику в интерпретации техники и отдельных технических артефактов, что способствует усложнению и обогащению образов техники в западной культуре. В интерпретации соотношения техники и власти, характерной для индустриального дискурса, можно выделить две основные тенденции:

- техника, машины обретают символические смыслы, связанные с проблемой власти (как, например, в произведениях романтиков или новелле Кафки «В исправительной колонии», в которой \ «реальные» пыточный аппарат становится овеществленной метафорой властной системы); - образ машины проецируется на социальную структуру (зачастую тоталитарную систему). 5. Репрезентация постиндустриальной техники усложняется, и можно наблюдать следующие тенденции: виртуализация: Облик машин приобретает виртуальный, символический характер (машина как программный код, «бесплотный» искусственный разум), а также нивелируется, «растворяется» в силу миниатюризации (чипы, нанороботы); биоморфизм: Машины имитируют натуральные формы и материалы; составляют симбиоз с органическими формами, снимая различие живого и искусственного (био- и нанотехнологии, генная инженерия, имплантанты, протезирование).

Данные модели существенно расширяют сферу властных практик, в которые вовлекаются конкретные технологии и технические объекты. Существенное усложнение техники диктует расширение сферы властных отношений: тотальная проницаемость социокультурного пространства для современных технологий (обеспеченная, в частности, всеобщей подключенностью к сети и широким использованием нанотехнологий) предоставляет неограниченные возможности для контроля и моделирования человеческой телесности, идентичности и сознания.

5. В постиндустриальном дискурсе развивается тенденция эзотеризации техники, намеченная в индустриальной культуре. Однако если в индустриальной культуре эзотерическая интерпретация техники была зачастую методом критики техноцентристского мышления, то в постиндустриальной культуре эзотеризация — это постмодернистский синтез архаического и ультрасовременного, поиск нового мистического опыта посредством сверхсложной и потому «неземной» [Дери 2008, с. 19] техники. Сверхсложность информационных технологий также наделяет их магическим статусом.