"Золотой ключ, или Похождения Буратины" Харитонов

Автор написал довольно серьезное предуведомление, глоссарий, расширенно выразил признательность, не говоря уже о подробных сносках.
Когда пишут такое - редко упоминают истинные источники вдохновения. У меня нет под рукой хорошего ментоскопа и головы автора (и некоторых других голов), чтобы раскрыть их методами объективного контроля. Но я попробую реконструировать. Потому ко всем утверждениям в нижеследующем тексте, надо приставлять, со всех сторон, больше и жирное "имхо".

Отправной точкой послужил текст Т. Толстой - "Кысь" - мрачнейшая постапокалиптика, где мутанты изображают из себя настоящих людей, пытаясь подражать героям сохранившихся книг. Чернуха это первостатейная, однако написанная приличным языком и явно рассчитанная на попадание в школьную программу. Герои лишены смысла жизни, смысла смерти и даже смысла принадлежности к некоей общности - всё вокруг мерзость, распад, гниение и тлен. А у читателя - ощутившего себя онкологическим больным, брошенным всеми родственниками и вещающимся в холодном сортире облезлой районной больницы - должно оформиться желание сдохнуть не сходя с места.
Прочитавши подобный трэш, автор-жизнелюб решил дать подрастающему поколению альтернативу. Где будет все тоже самое, и даже в сто раз круче и энергичнее, но без смертного греха уныния.

То есть романе мы видим тотальный, убойный, полисексуальный, каннибалистский и национально-политизированный карнавал - но там нет отчаяния! Главные герои в любых ситуациях - даже если их тестикулы изымаются для пропитания ближних - хотят жить и строят какие-то планы на будущее. Даже Пьеро - просто под айсом и у него плохая должность работа.

Далее автор пошел в сокровищницу мировой литературы и взял во временное пользование следующие первоисточники:
- работы С. Лема. Множество разнообразных существ, которые живут в постапокалиптическом мире, очень уж напоминают по своему генезису и габитусу - всяческие нутрёшки и длиннуши;
- "Похождения бравого солдата Швейка" Я. Гашека - оттуда взят дух ветхого лицемерия и всеобщего притворства, натянутый на городскую культуру, который порождает тотальные непонятки и удачные попытки прикинуться бревном. То есть на фоне глобального мирового кризиса герои не чуждаются маленьких радостей жизни, стремятся к ним и умеют находить в них удовольствие. Причем всё это весело читается, но как-то грустно представлять себя на месте персонажей;
- У. Дилени "Пересечение Эйнштейна" - там ярче всего блистает сочетание постапокалиптического притворства (когда мутанты изображают из себя людей), требования новых сексуальных практик и многослойность восприятия культурного наследия человечества. Говоря простым языком - любой мутант, стуча клыками и совершая коитальные фрикции, найдет для себя образ, подражая которому, он будет выглядеть не так уж плохо, хотя бы в своих глазах. К этому образу привинтится своя философия, прилепятся жизненные вопросы и ответы на них - и где тут еще человеческое, а где уже мутагенное понять сложно. /Возможно, по той же статье проходит "Рибофанк" Пола Ди Филиппо/;
- А. Толстой "Золотой ключик". Про это произведение читатели и так в курсе. Автор использовал именно этот текст, чтобы побольнее пнуть Т. Толстую с её "Кысью" - дескать, из наследия ваших предков, гражданочка, можно сделать вещь куда как ярче;
- Рабле в интерпретациях Бахтина, с манифестированием телесного низа, который плавно подводит нас к образам уже масс-культуры;
- до чёрта всяческих отсылок и аллюзий. Например проститутка-крольчиха, на квартире у которой останавливается кот - зовется Зойкой, и получается "Зойкина квартира". Кто знаком с творческой биографией Булгакова - поймет...
/ другая кладовая, в которой хранится много интересного, что мутанты после гибели человечества наверняка объявят культурным сокровищем /
- порнография - как жанр, несомненно интересующий подрастающее поколение, и работающий как бы смазкой для подселения в юные мозги некоторых философских и политических доктрин. ;
- музыка - шансон во всех его проявления, который создает ауру маршрутного такси, привычного большей части читателей;
- политика - автор щедро унавозил некоторые политические фигуры, а так же околополитический бомонд, низведя их вплоть до имен нарицательных, хотя некоторые опознаются и под именами собственными. Часть политических доктрин так же была обращена в ничтожество;
- анимэ, а конкретно была взята фурри-манга, то есть животно-человеческие образы;
- бондиана - уровень остроты коллизий, в сочетании с технологческими штуковинами - взят именно оттуда;
- городские субкультуры советского и постсоветского пространства, начиная от садистских стишочков и завершая уголовными понятиями. Особо выделяется тут игра "Сталкер";
/ третья кладовая, тоже полнёханькая /
- автор визуализирует зверино-эротические поговорки: "сношение жабы и гадюки", "если бы конь имел меня, я б, наверное, помер", "кому и кобыла невеста".

- так же некоторые ситуации конструируются так, чтобы в буквальном смысле воплощать матерные словеса, которые автор так же использует в ассортименте. В богатом ассортименте;

При всей многослойной пошлости и физиологичности, от которых можно защититься только холодным взглядом санитарного врача или заматеревшего сексопатолога, текст несомненно является романом:
- есть взросление части главных героев (да и герои тут яркие, как прожектор в глаза);
- есть попытка взросления общества. После разрушительной войны на Земле остались, фактически, только часть боевых роботов, кибридов и живых сексуальных игрушек. Ведут они себя вполне животным образом. Но приходится строить цивилизацию. Идея "подняться над своей основой" отражена весьма выпукло, хотя и не так благообразно, как на этой картинке.

Процесс не то, чтобы в самом начале, в каких-то моментах продвинулись весьма серьезно. Но от людоедства, то есть от поедания разумных существ с кулинарно привлекательными основами - еще не отказались.
Реализована концепция "врожденных идей", но иначе, чем виделось старику Декарту :) Есть техническая возможность вложить в голову рождающемуся существу готовую возможность речи (первое слово, которое говорят они все - абрвалг!), начатки географических и экономических знаний, даже какие-то навыки игры на музыкальных инструментах. Но существа эти пока - звери с нулевой индивидуальностью. Как расти над собой при таких начальных данных?
Хотя во многих ситуациях люди кажутся похожими на "электорат"

- тщательно проработанный мир. А вот так. Роман этот - укор массе фэнтези-произведений, где из вполне годных заготовок авторы умудряются склепать очередное невозможное бытие. Здесь же работает и экономика, и энергетика, и дарвиновское противоречие между отдельными "видами" живых существ, и эргономика, и чего только нет. Автор, при нещадном педалировании национального вопроса - умудряется подняться над ним: он показывает, что каждый конкретный вид обладает своими недостатками, однако конечным мерилом дееспособности - есть разум, коего у многих обитателей "страны дураков" - откровенно недостает.
Пожалуй, я вижу только два серьезных несоответствия. Во-первых, можно допустить такую гиперсексуальность у массы постапокалиптических существ. В конце концов это не самый плохой способ налаживание межвидового и межклассового диалога - в мире, где единый стандарт разумного существа остался в глубоком прошлом. Но в таких условиях должно давать какие-то преимущества и отсутствие постоянной половой активности. То есть на фоне тотальной оргии (и при развитии биотехнологий), должны существовать персонажи в стиле "Велосипедного мастера" Б. Стерлинга, умышлено снижающие своё либидо. Во-вторых, почему только русский шансон? Я, конечно, понимаю, что автору пришлось заужать культурное наследие человечества, чтобы оно стало сопоставимо с "Золотым ключиком" и словарным запасом школьника, но при сохранении такого уровня технологий и регулярных раскопок - нашли бы и оригинальные "немецкие порнофильмы"...);
- полифоничный диалог. Полиязычный, поликультурный, зависящий от персонажей. Погружение во внутренний мир явно отличается от вооруженной разборки. Автор щедро выдумывает новые слова, превращая глаголы в существительные, работает с историческим развитием терминов. То есть к проработанному миру присовокуплен (в хорошем смысле) набор терминов, многие из которых подходя и для описания мира вокруг нас. Естественно, их будут использовать... Похожий уровень проработки языка присутствует у Жарковского в "Я, Хобо", ну а популярность термина "мандалайка" сложно представить;
- разветвленный сюжет. Могут быть вопросы к завершенности такого романа, но перед нами лишь первая часть трилогии - события сказки дошли до восьмой главы...

Итого: перед нами картины Босха, анимированные в традиции японской порнографической мультипликации. Роман явно написан с целью выделиться из общей массы фэнтези-сталкерского чтива. При том автор не слишком далеко отходит от постмодернизма с его тотальным воровством персонажей, ситуаций, смыслов и образов. Но постмодернизм выполняет тут именно служебную функцию, он не самодавлеющ - и тем замечателен :)
Да, есть ответ "Кыси" Т. Толстой, и ответ впечатляющий.
Да, годная национальная локализация биопанка.
Грязи там действительно с перебором - по любым меркам.

В "Факапе" (по Стругацким) поначалу куда как меньше, но чем дальше, тем больше автор снимает предохранители...

Возможно, он видит себя Чатом Полаником :(((
Про одного российского тренера известный комментатор сказал, что талант у того сильно больше личности. Ровно тоже и тут.
Разве он уже дописал "Буратину"?
То, что я прочел - чертовски напоминает завершение первого тома трилогии.

Может, и продолжается первый том. гарантий не дам :)
Политическо-тематический оффтопик. Вдруг не видели - http://seann.livejournal.com/3605547.html

Видимо, окончательное разрешение украинского кризиса отходит в дальние перспективы, поэтому Польша решила легально снять "сливки" с желающих выехать.