beskarss217891 (beskarss217891) wrote,
beskarss217891
beskarss217891

Локальный проигрыш машинам...

Локальная автоматизация делает социальные группы бессильными перед лицом очередной техноструктуры (в терминологии Дж. Гэлбрейта). Не просто закрывшийся завод в моногороде, но целиком автоматизированное предприятие. Если нет денег, чтобы построить рядом еще какое-то предприятие, занять людей в новых проектах, или открыть экскурсионные туры по соседним лесам - город начнёт вымирать. Даже если автоматизированное предприятие будет платить местные налоги.
Характерно, что некоторые производства сейчас пытаются размещать в небольших населенных пунктах: непосредственных работников требуются десятки, обслуживающий персонал – еще пара сотен людей, и всё. Строители приедут и уедут, для ремонтников – гостиница. Идёт как бы возврат в эпоху промышленной революции, когда британская текстильная индустрия развивалась по селам и маленьким городкам, чтобы избежать ограничений цехового права.
Лишь общество в целом и/или государство – организованности куда более высокого порядка – способны управлять распределением материальных средств по территории так, чтобы субсидировать группы, утратившие деятельную связь с производством.
К чему это приводит?
Как в кризисе традиционной фазы развития в Риме существовал люмпен-пролетариат, так и сейчас во множестве городов присутствует люмпен-креаклиат: люди живут за счёт административной ренты с территории и производства, которую распределяет государство и только государство. При этом они могут имитировать хозяйственную деятельность, участвовать в политической, быть совершенно избыточной обслуживающей прослойкой общества и т.п.
То есть социальная структура замыкается на самообслуживание, при том, что средний город, как техноценоз – еще не вышел на уровень автохтонности (и пока люди хоть немного управляют техникой – выйти и не должен). Такой структуре требуется "подкормка". Когда она есть - город вполне существует. А люди стремятся туда, потому что лишь контакт с распределяющими чиновниками - в самых разных формах - может принести им средства.
Косвенным примером этому может быть становление моноцентрических регионов, где при тотальном упадке экономики и депопуляции - растет население столицы. Такова ситуация в Болгарии, где при тотальном бегстве населения совсем недурно идут дела в Софии. Такова черниговщина (сам Чернигов не опустел, хотя в области население уменьшилось на треть), такова же Латвия - хотя сама Рига и обезлюдела, но её окрестности это единственный регион, показывающий естественный рост населения. В маленькой Грузии, откуда съехали миллионы людей, Тбилиси остается мегаполисом. Рязанская область показывает очень похожий пример, пусть и с выправляющейся экономикой.
Подобные явления в демографии наблюдались неоднократно, в самых разных условиях, но как дополнительный, маркирующий признак тяжелого кризиса – они вполне значимы.
Tags: Философия техники, размышлизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments