Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Пиранези

Здесь водятся спойлеры!
По сути своей это небольшая повесть.
Основная декорация -  некий мифический дом — дворец — анфилада залов — лабиринт. Он существует в другом мире, каком-то ином пространстве, где вокруг только море. По структуре чем-то напоминает "Библиотеку вавилонскую" Борхеса, хотя вместо книг все стены уставлены самыми разными статуями. Есть в этих статуях символика — например проход в наш мир возможен через зал с Минотаврами, а один из персонажей прямо говорит, что сейчас в дальних пределах дома появляются статуи компьютеров.
К сожалению, всего потенциала придумки с изваяниями автор не раскрыла — в финале испытываешь то чувство, что можешь и про пещеру Платона рассуждать, и про Другого и про множество иных отсылок, которыми усыпан текст — но все намеки на них лишь пустые обещания сюжетных поворотов. Будто ребенок начитался философских энциклопедий, но сложные слова не задержались в его памяти, а запомнилось только, что вещи в мире связаны странным отношениями — и тени этих отношений он пытается нарисовать, изобразить в причудливых образах статуй.
Collapse )

Как говорят о некоторых библиотеках — небольшое, но со вкусом подобранное собрание книг. Так и "Пиранези" — не такая уж значительная, но со вкусом и старанием выполненная вещь, в которой автор не допускала фальшивых нот. Очень похожие ощущения были проходных вещей ле Гуин. И вообще от небольших произведений, которыми авторы обрамляют свои значительные, главные опусы. Да, мило, да хорошо. А на "Парфюмера" Зюскинда потянет? Увы, нет. И дело, разумеется, не сколько в отсутствии мрачного процесса получения духов — но и в массе совершенно не использованных возможностей, не вскрытых коллизий. Насколько "благородный дикарь" отличается от "идеального жреца", и как он все-таки начнет разбираться в нашем мире? Как сочетается конфликт забытого-мистического и реального? Почему статуи-образы не враждовали между собой в голове у человека-жреца? Ведь в процессе становления личности различные архетипы должны были как-то противостоять друг другу? Это всё скрылось в пене дней. Медитативность, неспешность и вдумчивость повествования не должны заслонять сюжет. И тем более, не должны делать настолько предсказуемыми сюжетные ходы.
Набросок, а не живописное полотно, орнамент вышивки, но не лабиринт, горное эхо, но не мелодия, эскиз, но не сборочный чертеж — вот каково это произведение.
Слишком просто.
В примечаниях рассказывается, что автор пережила нервный срыв, и лучше всех литературных аналогий сквозь текст проступает стремление к психической устойчивости и полноценному общению с людьми.
Потому эта хорошая повесть будет смотреться эффектным дополнением в условном сборнике "Лучшее за год 2020". Но как "вторая книга талантливой писательницы" — немного не то.

"Сроки службы" Марко Клоос

Фильмы «Падение черного ястреба» и «Звездный десант» — это два источника и обе составляющих этой книги. Текст это что-то среднее между новеллизацией и фан-сервисом по данным фильмам. Пункт...

http://fantlab.ru/blogarticle69398

Появились результаты "Фанткритика 2020"

В номинации "Рецензия":
I место:
Александр Москвин (г. Москва). Рецензия «Именем дредов, светлячков и пластинок» на роман Грейди Хендрикса «Изгнание дьявола из моей лучшей подруги» (М.: АСТ, 2020)
II место:
Ника Батхен (г. Москва). Рецензия «Свободу Анжеле Д.!» на роман Д. Кубракова «Ваня-Любаня» в стране вежливых людей» (М.: Время, 2020)
III место разделили:
Станислав Бескаравайный (Украина, г. Днепр). Рецензия «Как взрослеет вселенная» на роман М.Л. Коссаковской «Сеятель ветра» (М.: Эксмо, 2020);
и
Эльвира Жейдс, (г. Санкт-Петербург). Рецензия «Канон Кайроса или руководство к бесплодным на вид попыткам схватить счастливый случай за вихор» на авторский сборник Дэна Симмонса «Сироты вечности» (СПб.: Азбука, М.: Азбука-Аттикус, 2019).
Collapse )
Что было интересно и занимательно, что впечатлило:
- диаметрально противоположные оценки судей. В глазах одного судьи статья - отличный пример анализа, а по мнению другого - ни черта в ней понять невозможно. Аналогично и с рецензиями - кому-то нравиться стиль и метода анализа, а кто-то считает, что по-русски так не говорят и зря я инициалы автора не расшифровал;
- часть замечаний к статье мне показалась странной, часть обоснованной, а часть - скорее приглашением к дискуссии. Но ясно, что от подобного размера материала и плотности ссылок, люди начинают уставать. В редакции "Полдня" приняли расширенный вариант (и я благодарен за это), но, смотрю, надо еще расширять, разъяснять моменты уже без такой плотности материала, размеренно и неторопливо. Типичный вопрос, который в статье получил слишком сжатое освещение - это отношение эстетической традиции и ретрофутуризма.

«Непобедимое солнце» В. Пелевин

Не мне первому пришла в голову мысль, что Пелевин пишет одну большую книгу, единое повествование.
Если заменить практикующего буддиста на какого-нибудь воодушевленного марксиста — то получим пару дюжин историй, начиная от подобия "Трехгрошового романа" Брехта до аллюзии на "Красную звезду" Богданова — по результатам прочтения которых в памяти у потребителя должен всплыть текст "Капитала" Маркса. И чтобы все четыре тома "распаковались" одновременно — персонажи книг будут постоянно разъяснять читателю единственно верное учение.
Очередной фрагмент голограммы представлен в двух книгах. Путь в нирвану станет немного отчетливей.
Collapse )

«Убить одним словом» Марк Лоуренс

Интровертное самопожертвование...





Это перекачанная водой повесть о путешествиях во времени, которую можно сократить до хорошего, годного рассказа на два авторских листа.
Нет, в тексте есть экспозиция, кульминация, развязка — если брать силуэт произведения, не присматриваться к деталям, то всё хорошо.
Проблемы начинаются, когда вчитываешься.
С первых страниц в дело идут тиски, гидравлические прессы, прижимы, струбцины и упоры — автор выжимает слезинку читателя. Капельку сочувствия.
Потому как главный герой — подросток — болен раком, начинается курс химиотерапии, и скоро он облысеет. Рвота, безнадежность, попытка сохранить прежний образ жизни. И первая любовь, которая приносит ему немного наркотиков для обезболивания.
А вокруг Британия середины 80-х, какие-то школьные отморозки, равно как дети очень богатых родителей и сам герой — он талантливый в математике парень, сын известного ученого (Ныне покойного. Рак).
Кажется, что вот все скоро закончится — он придет к себе домой, поговорит о пустяках с матерью, докажет единственную в своей жизни теорему, и умрет, отвернувшись к стене. Теорему, понятно, исторического масштаба.

Но нет. Возникает пришелец из будущего, из 21-го века. Это вполне взрослый и здоровый главный герой, что стремится спасти любовь всей свой жизни — ту самую девушку, с которой вот только начали налаживаться отношения.
Collapse )

"Агент влияния"

Вы представляете книгу "Павка Корчагин - 8" - с тем же накалом, кипением страстей и острыми взглядами на мир, что в "Как закалялась сталь"?
Я - не очень.
Проще представить финал дряхлеющей франшизы, где авторы аккуратно вставляют обязательные политкорретные фишечки (в данном случае - конца 30-х годов), и мало что помнят о содержании первой книги.
Так и с "Агентом влияния".
Уж сколько лет Гибсон пытается разрабатывать тонкие вопросы взаимодействия человека с искусственным интеллектом.
Но здесь череда намеков и умолчаний будто облекает пустоту.
Да, есть прототип ИИ, который поддерживают из параллельного мира.
Да, есть героиня, которая волею судьбы вступает в союз с этим прототипом.
Но кроме плутовских уверток и шпионских фокусов - что присутствует в их отношениях? Дружба, спасение от одиночества? Как-то не очень просматриваются там эти чувства. Смягчение грядущего кризиса? Мягко говоря, героиня имеет к этому очень косвенное отношение. Седьмая вода на киселе в сравнении с этим отношением - концентрат "царской водки".
Автор еще может создать ощущение начала интриги, конструирования большой истории, но, увы, ни развития, ни достойного финала там нет.
Вместо оформления неожиданных концепций - идет беспощадная полилота.
Русские хакеры? Куда без них. Выборы Клинтон - тем более. Характерно, что эта развилка уже в который раз привлекает фантастов, и фигура женщины-президента воспринимается знаковой. Но тут автор выступает твердым демократом, придерживающимся линии партии, то есть не будь русских хакеров, история развивалась бы по лучшему пути...
Разумеется, подкорректирована фигура злодея, который в будущем, дальше, чем через сто лет, строит свои козни.
Collapse )

Определены финалисты конкурса «Фанткритик – 2020»

Итак, завершился второй этап конкурса. Естественный отбор проводила специально назначенная комиссия, в которую, помимо уже представленных Михаила Шавшина и Валерия Шлыкова, входили Мария Акимова – прозаик, переводчик, критик, и Роман Демидов – переводчик, критик и неоднократный (так же как и Валерий Шлыков) победитель прошлых конкурсов.

В финал вышли статьи:
О цикле Олеся Бердника «Камертон Дажбога»;
Эстетический контраст как основа технофэнтези;
Из чего строятся миры;
Тёмные силы в шаговой доступности;
Эра Эроса.

А также рецензии:
Нужна ли совесть русалковладельцу;
Как взрослеет вселенная;
Границы ментальные и физические;
Новый образ маленького человека;
Свободу Анжеле Д;
Именем дредов, светлячков и пластинок;
Канон Кайроса.
Проходим по ссылке, читаем, обсуждаем и ждём решения достопочтенного жюри.
https://www.facebook.com/events/548785872403107/?active_tab=discussion

"УГЛИ ВОЙНЫ" Гарет Л. Пауэлл

Есть чисто жанровые романы, авторы которых не претендуют на что-то большее, но в текстах легко разглядеть триумфы и катастрофы, которые ждут персонажей. Чтобы не утонуть в ворохе книжных примеров, начну, пожалуй, с картины Маковского "Вечеринка"

http://fantlab.ru/blogarticle68146

"Сломанные звезды. Новейшая китайская фантастика"

Шпенглер нервно курит... 
Было у этого немецкого философа отлично наблюдение: когда рождается своя, новая культура, не сразу она приходит к самотождественности, не может тотчас посмотреть на себя в зеркало. Несколько веков приходиться ей, как своего рода падчерице, работать в старых смыслах, разрабатывать чужие концепции.

Так исламская "магическая" душа — поначалу была под очарованием древнего Рима. А русская душа, по мнению Шпенглера, так и не вышла поля, созданного душой Фаустовской.

И вот — Китай.

За последние четверть века страна ощутила себя Великой Державой — безо всяких кавычек и двусмысленностей.

Там тысячи авторов, которые могут быть великолепными стилистами. Внимательными и чуткими переводчиками. Прилежными "литературными неграми". Они пропитались западной культурой, потому как её воспринимают в образе самой передовой.

Однако, этого мало для величия.

Теперь Китай ищет свои слова, которые надо сказать миру, выдумывает свои мечты и страхи — которые и есть основа фантастики. Научная фантастика в этом смысле ближе всего стоит к футурологии, и как бы задает образ будущего, которые желают видеть люди.

Получается? В этом сборнике?

Представим, что пока читатель пробегает взглядом строчки — тень Шпенглера нервно курит в углу, ожидая появления чего-то оригинального.

Разродится фантастика новизной? Не разродится?

Попробуем же немного анатомировать "Сломанные звезды"...


http://fantlab.ru/blogarticle67868