Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Локализация интернета...



Коротко. Три основных вектора:
- "Новый вестфальский мир" - чья власть того и вера. Только будут обособлять не по религии, а "чья власть, того и интернет". Обособления своего пространства, и делать это будут все государства. Воспользоваться информацией смогут многие, но вот попытка распространения такой информации будет преследоваться очень жестко;
- "информационный фашизм" - регулируется вход пользователя, что он скачивает, что смотрит. Крупные предприятия для распространения рекламы сделали систему отслеживания запросов. Теперь она идеально укладывается в личный контроль за пользователями. Эта штука может быть реализована и в глобальном мире, и в локальном;
- политика контрсанкций - запретов и ответного создания аналогичных сайтов. Переслегин тут в основном говорит о РФ, но как элемент обособление это наверняка будет работать во множестве государств. /это очень тесно перекликается с первым вектором, но я бы отделил именно как ответную реакцию./

Комментарий: чужое авторское право за своим Файрволлом - не работает.

Побочные эффекты атомных бомбардировок в синтоизме...

Нет, дело не только в отречении императора от божественного статуса.
Есть еще одна история.
Дело в том, что синтоистские храмы жестко ранжировались. Государство платило жрецам зарплату, соответственно, требовало, чтобы среди получателей был строгий порядок. Святилища разбивались на федеральные, пардон, государственного почитания, и местные, провинциального почитания. Причем, когда началась реставрация Мэйдзи, многие мелкие святилища пристегнули к тем, что покрупнее.
На вершине иерархии стояло святилище Идзумо, главным божеством которого был Сусаноо. Соответственно, было у него звание великого святилища («тайся»).
И вот - тот самый 45-й год.
Смертный бог стал просто смертным. Зарплату платить перестали. Анархия и времена откровенный бардак. Верующий стал кем-то вроде клиента, за него требовалось бороться.
Что стали делать мелкие святилища? Повально начали присваивать себе статус великих - тех самых "тайся". Повально - это шестьдесят пять в первый год оккупации и несколько десятков чуть позднее. Практически как грибы после...

Проводя отдалённые аналогии с нашими палестинами - проставьте, что у вас не пара-тройка лавр на территории, а каждая православная церковь теперь хочет именоваться лаврой. И, с чувством глубокого удовлетворения, именуется.

Параллели...

"Уходящие из Омеласа" и "Бездомный бог".

В городке Омелас страдал ребенок, на несчастье которого и была построена счастливая жизнь горожан.
А если это не человек? Который, в добавок, всё понимает о своём положении и осознанно делает выбор?
Такую вариацию показывают в "Бездомном боге".
Языческое божество (синтоизм), ответственное за разрушение, бомжует в современной Японии. Этот конкретный бог решил завязать с "работой по профилю". Выпасть из обращения. Однако, так и развоплотиться недолго. Чтобы остаться в людской памяти хоть кем-нибудь, приходиться браться за любую работу вроде чистки собачьих будок иди мытья сортиров. Объявления со своим именем и предложением услуг - писать на заборах.
Но что мне понравилось в теологической линии сюжета - это "развод" и "новый брак" бога разрушения.
Смертельная ссора с богиней войны - и более чем теплые отношения с богиней нищеты.
Разруха не от войны, а от бедности и косорукости. Тот случай, когда не знаешь, кто сценарий писал, однако понимаешь, что консультанты отработали на пять баллов :)
Параллели с христианством тоже можно проводить, только это требует куда более развернутого поста.

Анти-Иов

"Военная хроника маленькой девочки"
Некоего японского клерка-атеиста толкают под поезд и с ним, в замершее мгновение времени, говорит вроде как бог.
Но атеист отказывается признать существование бога, дьявола или кого там еще - именует собеседника "существо Х".
Бог перебрасывает человека в другой мир, в другое тело - и вот это маленькая девочка в мире, где диковинная помесь II и III Рейха начинает мировую войну.
Девочка, оказывается, неплохо владеет магией - и вот она уже возглавляет отряд других магов и вершит историю.
Там, где у верующего Иова отнимают - атеисту дают. Новую жизнь, новое тело, новый мир, и даже фичу резко повышать свои боевые возможности, просто обращаясь к богу с молитвой.
Там, где верующий Иов молча терпит удары - атеист (или уже атеистка?) выкашивает врагов направо и налево. При том он (она) как и Германия (поднимая глаза к потолку) - страшно устает от войны, постоянно мечтает о приятной жизни в тылу, но приходить давить Норвегию, Францию, разбираться с французами в Северной Африке и даже отражать агрессию местного варианта Союза.
Понимание, что надо как-то менять курс приходит лишь во время тяжелых боев - вроде как с Союзом, но была там некая неуязвимая девочка, папу которой атеистка укокошила в Норвегии. Звали девочку Мэри Сью. Так вот стало ясно, что нужен мир. Ну или какой-то особо крутой план по завоеванию вселенной :)
Вариацию испытания не через отнятие и кару, а через неограниченные возможности - уже читал (тут и "Сад Иеронима Босха" и "Бататовая каша"). Тут от заранее принятой установки на терпение перешли к обретению понимания через схватку, через бой с теми верующими, которые появляются от жестких действия персонажа.

В альманахе "Полдень"

"Предварительное содержание двадцать второго выпуска:
Collapse )

Станислав Бескаравайный "Эстетический контраст как основа технофэнтези" - статья.

Сокращенный её вариант участвует в конкурсе "Фанткритик", а развернутый - вот, выйдет :)

Хорошая тема для постапокалиптической зарисовки

Несколько фанатичных искателей реликвий роются в развалинах. Антураж соответствующий - от неразорвавшихся снарядов до мутантов. Искатели то и дело рискуют жизнью чтобы спасти парочку гелиопанелей, аккумы и какой-то непонятный ящик. И вот они находят нужный сервер. У них религиозный экстаз - молитвы, поклоны. Старик все повторяет двум молодым что эту благодатную синему не успели посмотреть перед началом событий, потому все пошло так плохо. Но вот сейчас они узрят, узрят... Диск подключен - и на большом экране, что был в ящике, они видят начало фильма "Дюна" Вильнева. Премьеру которого перенесли сегодня на 21 год...

Уровень идеологической опасности...



Довольно большое видео, из которого мне интересным показался такой момент: инквизиция в Испании разделяет подсудимых по двум группам.
- протестанты, еретики и т.п. - их судьба плачевна;
- "ведьмы" - их рассматривают как заблудшие невежественные души, на костер отправляли редко, предпочитали отправлять слушать проповеди.

Приводится случай в Наварре, где на французской стороне светский судья приговорил женщин к казни, а на испанской инквизитор сличил показания, понял, что врут, приказал вправлять им мозги словесно.

Причина различия, имхо, проста: мази для полета на шабаш и всяческие разновидности порчи - тупо не работают (о чем пытливые умы инквизиторов давно стали догадываться). Люди, которые прибегают к порче и мелкому ведовству - сами по себе не представляют серьезной опасности и высмеять их достаточно легко, причем стандартными средствами. Покуситься на стабильность церкви, как организации, они не в состоянии. Потому хорошо, что народ не любит ведьм и демонстрирует свою приверженность к религии, но так же хорошо предстать милостивым судьей.
Другое дело - протестант.
Он стремиться перестроить жизнь вокруг себя, и у него получается. Желает разрушить церковь - и местами это тоже удается. Убедить его в большей части случаев не выходит, а если и выходит, то это скорее успех конкретного полемиста или следствие случая.
Значит он - реальный и опасный враг. "Огнемёты сюда, огнемёты!!!"

Тёща Христа

Представьте, что вокруг - вполне солидное, европейское Средневековье. Причем окружающие особо этим термином пользоваться не хотят, а считают, что все на подъеме. Вокруг возрождение. Но не привычное нам, с Леонардо, Колумбом и Борджиа - а оттоновское. По имени императора Оттона. Под простым девизом - вокруг хорошо, надо лучше.
И вот среди ярких фигур эпохи (не весь их свет дошел до наших времен, не весь), выделяется некая Хротсвита. Инокиня. Эрудитка. Драматургическая писательница. Решила она противостоять античной традиции драмы - в то время известной по весьма куцему набору текстов, больше фривольного содержания - и писать тексты истинно христианские. Шесть драм вышло из-под её пера.
Схематически они очень похожи. Невинных дев совращают, насилуют, продают в рабство, в бордели - словом, все плохо. Но вот приходят к ним советники, а порой даже ангелы - и говорят, что все небезнадежно. Спасение души и смирение тела - это путь. Уйти в глубокие пещеры. Или просто уйти. Лишь бы не самоубийственно, а по велению высших сил... Воля к спасению девственности или просто к безгрешной жизни - выведет из любой передряги. Выведет в рай, понятно, а не в санаторий.
Но среди этой битвы за урожай, простите, битвы за душу, вдруг прорываются странные мотивы. По сюжету "Софии" - последней драмы - в темнице томится София с тремя своими дочерьми - Верой, Надеждой и Любовью. И вот, прямо в узилище призывает их помнить, что они предназначены не земному, а небесному жениху и, изменив своему предназначению, они лишат свою мать, утратившую право на роль невесты, возможности попасть к Христу хотя бы в тещи.
В тёщи. К Христу.
С - скромность :)))